Выученная беспомощность у собак.

Выученная беспомощность у собак.

Выученная беспомощность

В данной статье речь пойдет о нескольких интересных и крайне важных психологических экспериментах, которые показывают, что если лишить человека (а также и животных) возможности своими действиями влиять на ситуацию, то со временем желание что-либо менять пропадёт, даже если вернётся шанс самостоятельно воздействовать на происходящее. И наоборот, возможность самому менять ситуацию, делать выбор и нести за него ответственность улучшает физическое и моральное состояние человека, помогает достигать лучших результатов и даже продлевает жизнь. Таким образом любые типы отношений, основанных на власти и подчинении, когда индивид не способен контролировать и влиять на ситуацию, лишают человека навыков к самостоятельному поиску решений и приводят к потере чувства свободы и контроля, подавленности, депрессии, пассивности, неверию в возможность изменений и в собственные силы, нежеланию менять враждебную среду или избегать ее, даже когда появляется такая возможность…

Идея эксперимента состояла в том, чтобы сформировать у собак условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого их, вслед за громким звуком, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока. Предполагалось, что спустя некоторое время собаки будут реагировать на звук также, как они раньше реагировали на электрошок — будут выскакивать из ящика и убегать.
Но собаки этого не делали! Они не совершали элементарных действий, на которые способна буквально любая собака! Вместо того, чтобы выпрыгнуть из ящика, собаки ложились на пол и скулили, не совершая никаких попыток избежать неприятностей!
Селигман предположил, что причина может состоять в том, что в ходе самого эксперимента собаки не имели физической возможности избежать электрошока — и привыкли к его неизбежности. Собаки научились беспомощности.

«…Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, ее реакция имела значение. Шоковое устройство второй группы было «завязано» на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала «завязанная» с ней собака первой группы. Третья группа шока вообще не получала.» [Селигман, 1977]
Таким образом, две группы собак подвергались действию электрошока равной интенсивности в равной степени, и абсолютно одинаковое время. Единственное различие состояло в том, что одни из них могли легко прекратить неприятное воздействие, другие же имели возможность убедиться в безрезультативности своих попыток как-то влиять на неприятности.

С третьей группой собак ничего не делали. Это была контрольная группа. После такого рода «тренировки» все три группы собак были помещены в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть, и таким образом избавиться от электрошока. Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать шок. Легко перепрыгивали барьер собаки контрольной группы.
Собаки же с опытом неконтролируемости неприятностей жалобно скулили, метались по ящику, затем ложились на дно и поскуливая переносили удары током все большей и большей силы.
Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя.

Развитие теории: с людьми бывает то же самое…Не секрет, что возможность непосредственного применения результатов, полученных на животных, к объяснению особенностей поведения человека до сих пор вызывает большие сомнения. Конечно, эти сомнения возникли и у Селигмана, у его коллег — психологов. Дональд Хирото, молодой американский психолог, в 1971 году попытался проверить, работает ли механизм, обнаруженный Селигманом, у людей [Hiroto, 1974].
Хирото придумал следующую схему эксперимента. Сначала он предложил трем группам испытуемых обнаружить комбинацию кнопок, нажатие которых будет отключать громкий раздражающий звук. У одной группы такая возможность была — искомая комбинация существовала. У другой же группы кнопки были просто отключены. Какие бы комбинации они не нажимали — неприятный звук не прекращался. Третья группа вообще не участвовала в первой части эксперимента. Затем испытуемых направляли в другую комнату, где стоял специально оборудованный ящик. Испытуемые должны были положить в него руку, и когда рука прикасалась ко дну ящика, раздавался противный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки — звук прекращался. Эксперименты Хирото доказали две важные вещи.Было установлено, что люди, имевшие возможность отключать неприятный звук, выключали его и во второй серии экспериментов. Они не соглашались с ним мириться, и быстро обнаруживали способ прекратить неприятные ощущения. Так же поступали люди из группы, не участвовавшие в первой серии. Те же, кто в первой серии испытал беспомощность, переносили эту приобретенную беспомощность в новую ситуацию. Они даже не пытались выключить звук — просто сидели и ждали, когда все кончится.

Два важных факта состояли в том, что у людей существует уже установленный на животных механизм возникновения беспомощности, и что беспомощность легко переносится на другие ситуации.
Влияние беспомощности на продолжительность жизни человека
Новые результаты получили Эллен Лангер и Джуди Роден. Они работали с людьми преклонного возраста в частной лечебнице и и имели возможность кое-что изменить в жизни пожилых людей. На двух разных этажах они дали старикам две почти одинаковые инструкции, различающиеся лишь по степени, в которой старики могли что-либо изменить в окружающей их действительности.

Вот инструкция, которая давала людям право выбора: «Я хочу, чтобы вы узнали обо всем, что можете делать сами здесь, в нашей клинике. На завтрак вы можете выбрать либо омлет, либо яичницу, но выбрать нужно вечером. По средам или четвергам будет кино, но записываться нужно будет заранее. В саду вы можете выбрать цветы для своей комнаты; можете выбрать, что хотите, и унести к себе в комнату — но поливать его вы должны будете сами».
А вот та, которая лишала их возможности влияния, хотя и реализовывала идею абсолютной заботы о стариках: «Я хочу чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет мы готовим по понедельникам, средам и пятницам, а яичницу — в остальные дни. Кино бывает вечером в среду и четверг: в среду — для тех, кто живет в левом коридоре, в четверг — для тех, кто в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет за ним ухаживать».

Таким образом, получалось, что обитатели одного из этажей дома престарелых могли сами распоряжаться своей жизнью; на другом же этаже люди получали те же блага, но без возможности влиять на них. Через восемнадцать месяцев Лангер и Роден вернулись в лечебницу.
Они установили, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой, судя по специальным оценочным шкалам. Они также обнаружили, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой. Этот поразительный факт свидетельствовал, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а беспомощность, возможно, способна убивать…
Что такое «Выученная беспомощность»?
Итак, Мартин Селигман определяет беспомощность как состояние, возникающее в ситуации, когда нам кажется, что внешние события от нас не зависят, и мы ничего не можем сделать, чтобы их предотвратить или видоизменить.

Если это состояние и связанные с ним особенности мотивации и атрибуции переносятся на другие ситуации, то значит — налицо «выученная беспомощность».
Очень непродолжительной истории неконтролируемости окружающего мира достаточно для того, чтобы выученная беспомощность начала жить как бы своей собственной жизнью, стала сама управлять нашим поведением.
Пример: Двум группам людей предлагалось решать простые логические задачи, где в серии картинок нужно было обнаружить «лишний» элемент следуя какому-либо принципу. В одной группе испытуемые получали оценки «верно» или «неверно» в случайном порядке (т.е. асинхронно), в другой они (синхронно) получали за правильный ответ оценку «верно», за неправильный — «неверно».
В результате в группе с правильными, «синхронными» последствиями количество правильных ответов быстро возрастало, при асинхронности же не наблюдалось значительного улучшения результатов и многие испытуемые довольно быстро отказывались от продолжения эксперимента.

Если на их участии настаивали, то они совершали даже большее количество ошибок, чем в начале, поскольку для простых закономерностей пытались найти очень сложные объяснения, искали сложные решения там, где они были очевидны.
Опыт неконтролируемых последствий у животных и людей закономерно приводит к пессимизму и депрессии, к снижению стремления предотвратить трудные ситуации или активно овладевать ими.Ответственны за возникновение этого не столько неприятные или болезненные переживания сами по себе, сколько опыт их неконтролируемости.

Именно этим объясняется тот факт, что относительно позитивных последствий Селигман получил схожие результаты. Интенсивное поощрение, возникающее вне зависимости от действий испытуемых — точно так же, как и наказание — приводит к потере инициативы и способности к конкурентной борьбе.

По прочтении этого материала у меня возникли некоторые мысли, которыми я хочу здесь поделиться.

1. Выученная беспомощность как результат отсутствия правильного тренинга в спорте.

Как это работает.
Большинство площадок и дрессировочных центров, где обучают собак и людей в СНГ, находятся на уровне развития «зоновских» кинологов и эмансипированных дам, в розовых соплях, начитавшихся Карен Прайер и насмотревшихся Цезаря Милана по телевизору.
Есть «продвинутые» кинологи, участвовавшие в различных чемпионатах в прошлом, когда уровень конкуренции был ничтожным, и каждый желающий мог поехать на Чемпионат мира -,представлять РОДИНУ….но, к сожалению, давно остановившихся в развитии.
Есть Чемпионы, не способные научить….
Многие собаки и проводники готовятся на тяп-ляп, лишь бы сдать и поставить галочку об успешном рейтинге… Ну сдали же… Такая себе хобби физкультура ради участия… В то время, как многим людям и этого достаточно и заслуживает место быть, мне всегда было интересно — спрашивали ли когда-нибудь у тех, кто сдает на таких площадках, хотят ли они сделать МАКСИМАЛЬНО КРАСИВУЮ работу по МИРОВОМУ УРОВНЮ или им просто сразу обрубили крылья и кинули как пушечное мясо, завоевывать тренеру статистику по сдачам?

Дали ли им возможность РЕАЛИЗОВАТЬСЯ полностью? Понятно что долго, понятно что много труда, но может все же эти люди ХОТЯТ работать и УПИРАТЬСЯ ДЛЯ РЕАЛЬНОГО, НЕ ФОРМАЛЬНОГО РЕЗУЛЬТАТА? Может они ХОТЯТ ГОРДИТЬСЯ ПО-НАСТОЯЩЕМУ, не шоколадной медалькой, полученной от «своего» судьи-деда мороза… а настоящим ПРИЗНАНИЕМ, ЗАСЛУЖЕННЫМ НА МЕЖДУНАРОДНЫХ ЧЕМПИОНАТАХ.
Постоянно работая в разных местах нашей необъятной РОДИНЫ (УКРАИНА, РОССИЯ, БЕЛАРУСЬ) я вижу сколько талантливых проводников так никогда и не раскрылись, потому что никогда не видели альтернативы той посредственности, к которой все так привыкли ….А привыкнув давать лишь зачеты, уже и не пытаются претендовать на ЛУЧШЕЕ …Мол куда мне в БОЛЬШОЙ СПОРТ — и смотрят его, этот спорт, только по роликам в интернете и переходят в разряд БОЛЕЛЬЩИКОВ, хотя могли бы быть там на поле…
А то, что тем, кто в БОЛЬШОМ СПОРТЕ, просто повезло в свое время попасть к хорошему ТРЕНЕРУ, и то что они ТАК и даже ЛУЧШЕ сами могут, им и невдомек…
Я к примеру не люблю готовить состоявшихся спортсменов…Мое кредо — взять человека без опыта, и сделать из него ЗВЕЗДУ, которая заткнет за пояс именитых …Вот это ИНТЕРЕСНО… Процесс от самого начала до ПЬЕДЕСТАЛА, в этом есть ВЫЗОВ, КАЙФ и КУРАЖ! Ну и конечно инструмент (собаку) и тренинг (методику) я под этот РЕЗУЛЬТАТ подбираю индивидуально, как любой нормальный тренер, который не станет учить будущего олимпийского чемпиона по гребле, грести зубочисткой в дырявом корыте…

2. Также выученная беспомощность относится к выбору собаки… Одну взял — проблемная, вторую, третью… ПРОБЛЕМНЫЕ ….ВСЕ! ВЕРА В ТО, ЧТО БЫВАЮТ БЕЗПРОБЛЕМНЫЕ — ИСЧЕЗЛА….И даже если такой человек видит перед собой программу разведения, из которой массово выходят БЕСПРОБЛЕМНЫЕ собаки с ГАРАНТИЕЙ, он уже в это не верит! Ну и окружение соответствующее из тех, кто ему проблемных как раз и продал, отговаривают… Мол подумай, зачем тебе такая, возьми попроще, как у всех… И человек ПЕРЕСТАЕТ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ ОБЩЕСТВУ… А придумывает массу причин, почему ему невозможно прямо ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС поменять жизнь к ЛУЧШЕМУ…

Синдром «Выученная беспомощность»

Выученная беспомощность состояние, при котором, имея возможность покинуть среду с неблагоприятными условиями, индивидуум не проявляет активности, не стремится избежать негативных влияний и остаётся во враждебной среде, смирившись с ней.

Данная форма беспомощности формируется после неудачных безрезультатных попыток как-либо повлиять на негативные факторы или миновать их воздействия.

Выученная беспомощность состояние, при котором, имея возможность покинуть среду с неблагоприятными условиями, индивидуум не проявляет активности, не стремится избежать негативных влияний и остаётся во враждебной среде, смирившись с ней.

  • чувство лишение контроля;
  • ощущение утраты свободы;
  • подавленность;
  • депрессивные состояния;
  • отсутствие веры в свои силы;
  • отсутствие веры в то, что ситуация может измениться;
  • ускорение наступления смерти.

Выученная беспомощность в учебе
Внешний локус. Если студент считает, что он потерпел неудачу, потому что учитель ненавидит его или он просто глуп, он обвиняет факторы, которые не находятся под его контролем. Вероятность того, что проявится синдром выученной беспомощности вырастает.

Внутренней локус. Если студент считает, что он потерпел неудачу, потому что недостаточно училась, он обвиняет факторы, которые находятся под его контролем, что гораздо менее вероятно приведет к чувству беспомощности связанной с учебой.

Первые сведения о выученной беспомощности

Первые данные о феномене были зафиксированы в 1964 году американским исследователем в области психологии Мартином Селигманом в ходе серии экспериментальных работ с собаками. Целью исследователя было, основываясь на схеме классического обуславливания И. П. Павлова, создать у животных условный рефлекс страха на звуковые сигналы . Во время опыта находившиеся в запертой клетке собаки сначала слышали звук, а затем получали ощутимый удар электрического тока.

Совершив несколько опытов, исследователи открыли клетки. Предполагалось, что, вновь заслышав предвещающий болезненные ощущения звук, испытуемые разбегутся. Однако свободные в действии животные не пытались покинуть враждебную среду, а, скуля, ложились в ожидание удара. Поведение испытуемых говорило их боязни.

Исходя из результатов эксперимента, Селигман предположил, что подобное поведение собак являлось результатом нескольких неудачных попыток покинуть клетку, когда та ещё была закрыта. Животные привыкли к состоянию беспомощности.

Читайте также:  8 правил шейпинга для собак - это полезно знать каждому владельцу!

Ещё один эксперимент над собаками

В 1967 году для проверки своей теории Мартин Селигман провёл специальный эксперимент. В качестве испытуемых также были выбраны собаки, а в качестве подкрепления страха – удар напряжением. В опыте принимали участие три группы животных.

  1. Первой группе собак было позволено отключить вызывающую электрический удар систему. Для этого было необходимо коснуться носом специальной панели. Так испытуемые получали контроль над ситуацией.
  2. У животных второй группы не было возможности что-либо изменить, они оказались в полной зависимости от собак первой группы. Находящееся во второй группе испытуемое не получало удара только в том случае, если питание системы отключало животное из первой группы.
  3. К контрольной третьей группе разряд электрического тока не подавался.

После некоторого времени первые две группы получали удары идентичные и по силе, и по продолжительности. Разница была лишь в том, что за время эксперимента животные из второй группы могли удостовериться в своей беспомощности и неспособности влиять на происходящее.

На заключительном этапе исследований все участвующие в опытах животные были помещены в общий ящик. Чтобы избежать негативного влияния собакам требовалось лишь перепрыгнуть легко преодолимую перегородку. Испытуемые из первой и третьей группы без проблем покидали неблагоприятную среду. А животные, ранее находившиеся в состоянии полной беспомощности (вторая группа), метались по ящику, ложились и выдерживали всё мощнее удары .

В ходе работ Мартин Селигман пришёл к выводу, что состояние беспомощности вызывается не самими неприятностями, а привыканием индивидуума к тому, что его активность ничего не меняет и на возникновение негативных факторов невозможно повлиять. Также учёный установил, что с синдромом выученной беспомощности тесно связана клиническая депрессия.

В 1976 году автор экспериментов был премирован Американской психологической ассоциацией.
Подробности исследований Мартина Селигмана были опубликованы в журналах «Journal of Personality and Social Psychology» и «Journal of Experimental Psychology».

Эксперименты на людях

На людях схожий эксперимент был поставлен американским психологом Дональдом Хирото в 1974 году. В ходе работы участники опыта были поделены на 3 группы, которые оказалась в разных условиях, связанных с неприятным звуком.

Первая и вторая группы были помещены в раздельные комнаты с отталкивающим звуком. Первой группе была дана возможность его отключить, а у второй группы такой возможности не было. Третья группа являлась контрольной и воздействие звуком на неё не оказывалось.

Когда все участники эксперимента были переведены в помещение, где любой мог устранить раздражающий звуковой сигнал, представители первой группы немедленно его отключали, а участники из второй группы даже не пытались этого сделать, так как находились в состоянии выученной беспомощности. (Donald S. Hiroto and Martin E. P. Seligman (1975)

Эксперимент в доме престарелых, 1976 год

Изучением того, как ощущение беспомощности воздействует на эмоциональное и физическое здоровье человека занимались психолог Эллен Джейн Лангер и её коллега Джудит Роден. В качестве испытуемых были выбраны клиенты дома Арден-Хауз для пожилых.
В опыте принимали участие две группы пожилых лиц:

  1. Экспериментальную группу составили жильцы четвёртого этажа дома, 47 человек.
  2. Контрольную группу составили жильцы второго этажа дома, 44 человека.

В ходе исследований были созданы 2 типа экспериментальных условий:

  1. Обитатели четвёртого этажа получили инструкцию, согласно которой на них возлагалась дополнительная ответственность за жизнь, за выбор условий содержания, за совершение своих действий. В качестве подарка пенсионеры могли выбрать понравившееся растение (из общего ящика), за которым могли бы ухаживать так, как посчитали бы нужным. Испытуемым также предложили определиться, хотят ли они посмотреть кино и в какой день желали бы это сделать. Инструкция позволяла выбирать и контролировать ситуацию.
  2. Обитатели второго этажа были заверены в том, что о состоянии их комнат позаботится персонал учреждения. Работники дома взяли на себя полную ответственность за то, чтобы сделать условия пребывания пожилых как можно лучше. Согласно инструкции, подопечные могли полностью рассчитывать на помощь персонала. Каждому участнику эксперимента был вручён подарок – цветок. Уход за растением также был поручен медработникам. В общем условия пребывания оставались такими, как и прежде – всё контролировались руководством учреждения.

Через 3 недели жильцы дома получили опросники, выявляющие, насколько испытуемые довольны своей жизнью. Персонал был опрошен об общей активности, коммуникабельности, питании пациентов, об изменениях в их привычках и состоянии здоровья.

Также выяснялось, кто из пожилых выразил желание посмотреть кино и согласился посоревноваться в угадывании количества конфет в банке.

Итоги:
Средние оценки жильцов второго этажа (контрольная группа):

  1. Уровень счастья: -0,12
  2. Изменение состояния пациентов: -2,39
  3. Пассивное наблюдение за персоналом: +4,64

Средние оценки жильцов четвёрного этажа (экспериментальная группа):

  1. Уровень счастья: +0,28
  2. Изменение состояния пациентов: +3,97
  3. Пассивное наблюдение за персоналом: -2,14

Спустя шесть месяцев в доме для пожилых Арден-Хауз был проведён ещё один опрос. Выяснилось, что представители экспериментальной группы по-прежнему чувствуют себя значительно лучше. Общая средняя оценка их состояния оказалась 352,33. Оценка второй группы составила 262,00. Также стало известно, что среди членов экспериментальной группы ниже смертность (15% против 30% у контрольной группы).

Результаты исследований мотивировали администрацию учреждения пересмотреть привычную организацию опеки над престарелыми. Пациентам было дано больше возможности принимать участие в организации своей жизни.

Призрак «выученной беспомощности»

Дисклеймер: Я не одобряю и не оправдываю в этой статье применение положительного наказания. Разумеется, следует использовать как можно меньше аверсивных методов при обучении собаки. Информация в этой статье служит для того, чтобы объяснить феномен «выученной беспомощности», который многие понимают однобоко.

В некоторых статьях о дрессировке собак говорится, что использование положительного наказания при обучении собак может привести (или приводит) к так называемой «выученной беспомощности». На мой взгляд, это явление часто понимают очень поверхностно и однобоко.

Термин «выученная беспомощность» был предложен психологом Мартином Селигманом. В 1967 году он провел эксперимент по схеме классического обусловливания:

В первой фазе эксперимента Селигман разделил собак на 3 группы. В первой группе собаки получали удары током, но могли их остановить, нажав на рычаг. Собаки второй группы также получали удары электрическим током, как и животные первой группы, но никак не могла повлиять на это. Была также третья группа (контрольная), которая ударов вообще не получала.

На следующий день у собак проверили их способности к обучению избеганию (Фаза 2). Их поместили в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть. По дну коробки, где сидела собака, подавали разряды тока, а вторая сторона была безопасной. Собака могла избежать удара током, перепрыгнув перегородку.

Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать удар. Легко перепрыгивали барьер собаки контрольной группы. Собаки второй группы, которые не имели возможности контролировать стимул в первой фазе эксперимента, метались по ящику, а затем ложились на дно и, поскуливая, переносили удары током все большей и большей силы. Более того, даже если каким-то животным удавалось перепрыгнуть перегородку и таким образом избежать ударов током, они не могли применить этот опыт в последующих попытках. Это явление Селигман назвал «выученная беспомощность». По словам Селигмана, выученная беспомощность в первую очередь вызвана потерей контроля над аверсивными стимулами, а не самими аверсивными стимулами. Поскольку собаки в первой группе, получая точно такие же удары током, не демонстрировали признаков выученной беспомощности. Таким образом, аверсивные стимулы могут привести к выученной беспомощности, если они непредсказуемы и неконтролируемы.

Кроме того, первые опыты Селигмана показали, что это явление носит временный характер, и через 24-48 ч животные оправлялись от «пережитого шока». В последующих экспериментах ученые выяснили, что признаки выученной беспомощности наблюдались дольше, если животные подвергались неизбежному аверсивному воздействию повторно. Кроме того, выяснилось, что у собак, выращенных в лабораторных условиях, было больше проблем с восстановлением. Основываясь на этом открытии, Селигман провел дальнейшие эксперименты на крысах: наивные крысы (у которых не было опыта контроля стимула) со временем переставали восстанавливаться от эффекта беспомощности. Однако те крысы, которые имели предыдущий опыт управления ударами тока, не демонстрировали никаких признаков выученной беспомощности, даже если они попадали в условия, где никак не могли на это повлиять. Селигман пришел к выводу, что опыт возможности избежать болевого воздействия, сделал крыс невосприимчивыми к эффекту беспомощности. Из этого можно сделать вывод, что выученная беспомощность в реальной жизни может появиться только в очень специфических обстоятельствах и поэтому встречается очень редко: именно когда животное никогда в своей жизни не узнавало, как оно может избежать наказания альтернативным поведением (т.е. может им управлять).

Выученная беспомощность может возникнуть даже при применении лакомства

То, что не аверсивный стимул как таковой, а потеря контроля над стимулом несет ответственность за формирование выученной беспомощности, также показано в следующем эксперименте Акихито Соноды с коллегами:

Этот эксперимент в свой сущности придерживается методики экспериментов Селигмана. Но в отличии от опытов Селигмана, испытуемые животных получали не удар током, а корм (т.е. пищевой раздражитель). На первом этапе крысы в 1 группе узнавали, что их кормят, когда они нажимают на рычаг. Крысы во второй группе также получали корм, однако они никак не влияли на его появление. Группа 3 не получала ничего в 1 фазе эксперимента.

Во второй фазе эксперимента применялся аналогичный тест, как в опытах Селигмана: крыс помещали в коробку с перегородкой и после сигнала (погасшего света) подавали ток на дно половины коробки. Ученые измеряли, как долго крысы обучались стратегии избегания, т.е. перепрыгивали перегородку. Удивительно, но эффект был такой же, как в опытах Селигмана: крысы, которые не влияли на получение пищевого раздражителя в 1 фазе эксперимента, демонстрировали эффект беспомощности. У двух других групп не было проблем с изучением стратегии избегания.

Контроль и предыдущий опыт имеют решающее значение!

Эти результаты показывают, что «выученная беспомощность» не является следствием положительного наказания как такового, а является следствие потери контроля — и может происходить как в контексте аверсивного воздействия, так и при пищевом подкреплении.

Кроме того предыдущий опыт животного имеет решающее значение для формирования этого явления. Животные, которые в прошлом узнали, как можно избежать/контролировать наказание, вряд ли будут иметь выученную беспомощность. В принципе это не невозможно, но для этого собака должна получать непредсказуемое и неконтролируемое наказание, и никогда не должна иметь опыта избегания наказания путем альтернативного поведения. Поэтому, если вы применяете положительное наказание при обучении собак, вы должны убедиться в его безопасности и понятности для собаки (то же самое относится и к подкреплению). Травматического наказания следует избегать.

Продолжительная потеря контроля над важными событиями, будь то пищевые раздражители или аверсивное воздействие, может привести к тому, что собака станет небезопасной и эмоционально неуравновешенной, и не будет знать, как адекватно реагировать на стимулы окружающей среды.

Выученная беспомощность: эксперименты на собаках

Наверное, уже многие слышали этот популярный психологический термин. Выученная беспомощность или в оригинале «learned helplessness». Что означает это понятие? Это приобретенный опыт, который не дает человеку даже попытаться произвести какие-то действия, ведь он заранее твердо уверен, что у него ничего не выйдет.

Примером выученной беспомощности часто приводят опыт с цирковым слоном. Маленького слоненка дрессировщик привязывает за ногу веревкой к колышку, вбитому в землю. Слоненок пытается вырвать колышек и убежать, но сил недостаточно, и в конце концов он оставляет бесполезные попытки. Уже взрослый слон с легкостью мог бы вырвать колышек из земли, но уже выучил, что это невозможно, и даже не пытается убежать, если его привязать за ногу простой веревкой.

Однако, эксперимент со слоном — скорее притча. На самом деле, учеными проводились совсем другие опыты над животными. Не менее интересные и показательные.

Феномен выученной беспомощности: суть явления

Синдром выученной беспомощности впервые описали два американских психолога: Мартин Селигман и Стивен Майер. Их определение звучит так: выученная беспомощность — это нарушение мотивации в связи с пережитой субъектом неподконтрольностью ситуации, где результат не зависел от прилагаемых усилий.

Мартин Селигман — американский психолог, основатель направления «Позитивная психология». Он изучал философию, а затем психологию в Принстонском университете, и в течение 13 лет занимался клиническими исследованиями. Большую часть своей жизни он посвятил изучению пессимистов и оптимистов, особенностей их личностей.

В своей книге «Как научиться оптимизму» он высказывает наблюдение о том, что основные направления психологической науки, Бихевиоризм и Психоанализ, как бы отказывают человеку в собственной воле, объявляя его продуктом внешней среды. Человек формируется под воздействием собственных комплексов, сформированных в детстве, инстинктов и привитых ему общественных норм, потребностей, которые требуют удовлетворения. Все это выглядит так, будто бы у человека вовсе нет собственного выбора.

Селигман считал, что именно такой подход, будто бы человек — порождение обстоятельств, формирует у него чувство безысходности и приводит в большинстве случаев к депрессии. Многие из людей пессимистичны, им кажется, что они ничего не могут поделать со своей жизнью. В основе такого взгляда и лежит выученная беспомощность.

В детстве Селигман пережил травмирующую ситуацию: его отец перенес три тяжелых инсульта, в результате которых стал парализованным в возрасте 49 лет. Это было шокирующим событием, ведь отец Мартина был успешным, уверенным в себе человеком, которым он очень гордился. Теперь же в один момент он стал беспомощным и отчаявшимся. Это было настолько тяжело для Мартина, что определило направление работы на всю его дальнейшую жизнь.

Опыты на животных

В 1964 году молодой ученый Селигман поступил на работу в лабораторию Ричарда Д. Соломона, где тот проводил опыты на собаках по классической схеме, придуманной еще И. П. Павловым для изучения условного рефлекса. Целью исследования было выявление фундаментальных причин психических заболеваний. Однако, едва приступив к работе, Селигман обнаружил проблему: собаки отказывались «работать».

Суть проблемы заключалась в следующем: собак подвергали опытам с использованием раздражителей: звукового сигнала и удара током. Они предъявлялись попарно: звук, затем разряд, который был довольно-таки слабым. Идея состояла с том, чтобы приучить собак связывать звук с разрядом тока и реагировать на него соответственно (пугаться).

В главной части эксперимента собак поместили в специальный шаттл-бокс, разделенный двумя перегородками. Перегородки были невысокими. Исследователи хотели добиться следующего эффекта: собаки, пугаясь звука, так же как и электрического разряда, должны были выпрыгнуть через перегородку в безопасный отсек, чтобы избежать воздействия. Если бы они повели себя так, это бы означало, что собаки способны переносить свои эмоциональные реакции, усвоенные в одной ситуации, на другие.

Читайте также:  Как гулять с собакой? 5 важных правил хорошей прогулки!

Вначале собаки должны были обучиться перепрыгивать через перегородку, спасаясь от удара током. Это было несложно: обычно собаки легко обучаются таким трюкам. Однако этого не происходило, и собаки просто лежали и скулили, не пытаясь ничего с этим сделать. Это было довольно странно. Почему же они не пытались избежать болезненного разряда?

Селигман пришел к выводу, что это произошло из-за того, что в начале эксперимента собаки подвергались опытам с павловским обусловливанием, где они получали разряд тока вне независимости от того, делали они что-то или нет. То есть, собаки усвоили ранее, что они получат разряд током в любом случае, что бы они ни делали.

Это открытие потрясло Селигмана. Он понял, что никто ранее не изучал явление беспомощности, откуда оно берется, что влияет на его возникновение, и главное, как его лечить? Ведь именно это чувство разрушило жизнь его отца! Вот так, совершенно случайно, была открыта выученная беспомощность, а Мартин Селигман понял, в чем состоит цель его работы как ученого и психолога. Он потратил следующие десять лет, чтобы доказать, что выученная беспомощность — своего рода привычка, которой можно как научиться, так и отучиться от нее.

Селигман продолжил изучать поведение собак в лаборатории и поставил новый эксперимент. На этот раз он разделил собак на три группы. Первая группа имела возможность отключить ток с помощью нажатия кнопки носом и таким образом избавиться от неприятного воздействия. У второй группы механизм отключения тока был «спарен» с первой группой: то есть, сами они не могли отключить ток путем нажатия на кнопку. Механизм срабатывал только в том случае, когда кто-то из собак первой группы нажимал на кнопку вместе с собакой второй группы. Третья группа собак была избавлена от каких-либо воздействий.

Далее собак планировалось поместить в уже знакомый по первому эксперименту шаттл-бокс. Гипотеза заключалась в том, что собаки из второй группы, зная, что от них ничего не зависит, не будут и пытаться что-то делать. Коллеги Селигмана были настроены скептически. Они считали, что животные не усвоят поведение, которое не подкреплено наградой либо наказанием, то есть гипотеза противоречит основной идее бихевиоризма. Эксперимент оказался успешным. Действительно, собаки, научившиеся отключать ток, легко перепрыгнули через перегородку, как и те, что не подвергались воздействию тока. Из восьми собак второй группы шесть даже не попытались перепрыгнуть, избежав разряда. Это было печальное зрелище, по словам Селигмана: они просто легли на дно шаттл-бокса и лежали там.

Критика бихевиористов и эксперимент Стива Майерса

Бихевиористы, как и следовало ожидать, подвергли эксперимент безжалостной критике. Ведь он опровергал всю стройную систему их школы! И тогда другой молодой ученый, Стив Майерс, решил провести еще один смелый эксперимент. Бихевиористы считали, что собаки оставались сидеть неподвижно, так как их пассивное поведение каким-то образом случайно поощрялось.

Майерс предложил сделать это намеренно, то есть подкреплять пассивное поведение собак и выяснить, какой выбор в итоге они сделают. Собаки были разделены на три группы: в первой ток отключался, если собаки сидели некоторое время неподвижно, во второй собаки не могли никак повлиять на отключение тока, а третья группа была контрольной. На втором этапе повторялся опыт с перегородкой. Таким образом, собаки, обучившиеся сидеть неподвижно, чтобы отключить разряд тока, в соответствии с теорией бихевиоризма, должны были оставаться в боксе и не перепрыгивать через перегородку.

Итак, собаки из «параллельной» группы, которые в первом случае не могли ни на что повлиять, продолжали лежать и в боксе. Собаки из контрольной группы сразу перепрыгивали через перегородку. А вот подопытные из первой группы повели себя очень интересным образом. Вначале они на несколько секунд замерли неподвижно, но, быстро поняв, что это не дает никакого результата, просто перепрыгнули через перегородку. Таким образом, собаки, имеющие опыт контроля над прекращением боли, сохранили способность адаптироваться к ситуации! Это был настоящий переворот в истории психологии.

Но что же стало с собаками, которые выучили, как быть беспомощными? К счастью, их вылечили. Селигман пишет, что ученые «. Стали перетаскивать этих несчастных, сопротивляющихся животных через перегородку камеры туда и обратно, пока они не начали двигаться по собственной инициативе и не обнаружили, что их действия дают результат. Когда они достигали этой стадии, исцеление оказывалось стопроцентно надежным и устойчивым». Так что для собак история закончилась счастливо, что дает надежду и многим людям.

Как бороться с этим явлением?

Выученную беспомощность можно победить. Безусловно, лучшим решением будет обращение к психологу, психотерапевту. Это тот случай, когда нужно работать с внутренними установками человека.

Есть несколько проверенных психологами-практиками методов, помогающих самостоятельно справиться с выученной беспомощностью:

  1. Зафиксировать зону контроля. Необходимо определить те действия, которые можно совершить, чтобы действительно на что-то повлиять хотя бы в небольшой степени. К примеру, менеджер компании не уверен, что может повлиять на решение клиента приобрести товар при холодном звонке. Но он может сделать этот звонок и провести беседу, и это — зона его влияния. Или даже несколько таких звонков. Можно определить для себя эту зону ближайшего контроля — несложных действий, которые точно приведут к результату, и записывать их каждый день в дневник успехов.
  2. Важно находить хотя бы маленькие случаи в прошлом, когда что-то получилось. Это дает надежду, что то же получится и в будущем. Хвалить себя даже за маленькие успехи, не обесценивать собственные результаты.
  3. Проанализировать шансы на успех в случае действия и в случае отказа от действия, а также определить для себя цену неудачи. Насколько страшно, если действие не приведет к успеху? Какова вероятность, что все же приведет? Это в любом случае больше, чем в случае отказа от действия — отказа точно не будет, но и шанс на успех теряется.
  4. Люди, страдающие синдромом выученной беспомощности, склонны прокручивать в голове одну и ту же негативную мысль многократно. Это явление называется руминацией или «мысленной жвачкой». Очень полезно выписать эту мысль на бумагу и поработать с ней, задавая себе при этом правильные вопросы. «Почему я так думаю? Откуда я это знаю? Кто сказал мне это? Какая выгода в том, что я так думаю и отказываюсь от действия?». Такая работа помогает перестроить бесконечный внутренний монолог в конструктивный диалог с собой.
  5. Отделить реальные объективные факты от своих убеждений. Как это сделать? К любому утверждению можно попытаться подставить фразу «Я думаю, что. » и посмотреть, как она изменится и не потеряет ли смысл.

И самое главное: не бояться проигрывать. Одно поражение вовсе не означает полной капитуляции. Иногда нужно выйти из ситуации, где выигрыш невозможен в принципе, ради того, чтобы сохранить себя. Это относится прежде всего к психотравмирующим ситуациям, созависимым отношениям. Мудрый полководец отступит в неравном бою, чтобы сохранить свои силы для будущих битв.

В жизни очень важно идти вперед, хотя бы маленькими шагами, и не сдаваться перед трудностями. Даже собаки сумели справиться с ситуацией, а человек имеет намного больше возможностей. Даже если ему кажется, что их совсем нет.

Список использованной литературы:
  • 1. Селигман Мартин «Как научиться оптимизму. Измените взгляд на мир и свою жизнь». – М., 2014 г.
  • 2. Ильин Е. П. «Работа и личность. Трудоголизм, перфекционизм, лень». – М.: Питер. 2011.

Автор: Надежда Козочкина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

  • Писать или не писать? – вот в чем вопрос https://psychosearch.ru/7reasonstowrite
  • Как стать партнером журнала ПсихоПоиск? https://psychosearch.ru/onas
  • Несколько способов поддержать ПсихоПоиск https://psychosearch.ru/donate

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Выученная безпомощность

Выученная безпомощность. Мартин Селигман, основатель теории выученной безпомощности, в 1964 году, наблюдал эксперимент, который заложил основу его теории, дающий объяснение неуверенности в себе и безпомощности. Это его наблюдение тем более весомо, что все выводы, которые привели, в конце концов, к возникновению стройной теории, детальным образом обоснованы и проверены в многочисленных экспериментах.

Он оказался в одной из известных психологических лабораторий Пенсильванского университета. Руководитель лаборатории — Ричард Соломон в то время проводил серию экспериментов над собаками по схеме классического условного рефлекса И.П.Павлова. Идея эксперимента состояла в том, чтобы сформировать у собак условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого их, вслед за громким звуком, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока.

Предполагалось, что спустя некоторое время собаки будут реагировать на звук также, как они раньше реагировали на электрошок — будут выскакивать из ящика и убегать. Но собаки этого не делали! Они не совершали элементарных действий, на которые способна буквально любая собака! Вместо того, чтобы выпрыгнуть из ящика, собаки ложились на пол и скулили, не совершая никаких попыток избежать неприятностей!

Селигман предположил, что причина может состоять в том, что в ходе самого эксперимента собаки не имели физической возможности избежать электрошока — и привыкли к его неизбежности. Собаки научились безпомощности. Селигман решил использовать павловскую схему для того, чтобы экспериментально изучить природу безпомощности, понять причины её возникновения, и, таким образом, найти пути её преодоления. Вместе с другим молодым аспирантом — Стивеном Майером — он разработал схему эксперимента, названного им триадным, предполагавшим участие трёх групп животных.

Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, её, реакция имела значение.

Шоковое устройство второй группы было «завязано» на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала «завязанная» с ней собака первой группы. Третья группа шока вообще не получала.

Таким образом, две группы собак подвергались действию электрошока равной интенсивности в равной степени, и в абсолютно одинаковое время. Единственное различие состояло в том, что одни из них могли легко прекратить неприятное воздействие, другие же имели возможность убедиться в безрезультативности своих попыток как-то влиять на неприятности. С третьей группой собак ничего не делали. Это была контрольная группа.

После такого рода «тренировки» все три группы собак были помещены в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть, и таким образом избавиться от электрошока. Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать шок. Легко перепрыгивая через барьер собаки контрольной группы. Собаки с опытом неконтролируемости неприятностей жалобно скулили, метались по ящику, затем ложились на дно и, поскуливая, переносили удары током всё большей и большей силы.

Из этого Селигман и его товарищ сделали вывод, что безпомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Живое существо становится безпомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя.

Не секрет, что возможность непосредственного применения результатов, полученных на животных, к объяснению особенностей поведения человека до сих пор вызывает большие сомнения. Конечно, эти сомнения возникли и у Селигмана, и у его коллег — психологов. Дональд Хирото, молодой американский психолог, в 1971 году попытался проверить, работает ли механизм, обнаруженный Селигманом, у людей.

Хирото придумал следующую схему эксперимента. Сначала он предложил трём группам испытуемых обнаружить комбинацию кнопок, нажатие которых будет отключать громкий раздражающий звук. У одной группы такая возможность была — искомая комбинация существовала. У другой же группы кнопки были просто отключены. Какие бы комбинации они не нажимали — неприятный звук не прекращался. Третья группа вообще не участвовала в первой части эксперимента.

Затем испытуемых направляли в другую комнату, где стоял специально оборудованный ящик. Испытуемые должны были положить в него руку, и когда рука прикасалась ко дну ящика, раздавался противный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки — звук прекращался.

Эксперименты Хирото доказали две важные вещи. Было установлено, что люди, имевшие возможность отключать неприятный звук, выключали его и во второй серии экспериментов. Они не желали с ним мириться и быстро обнаруживали способ прекратить неприятные ощущения. Так же поступали люди из группы, не участвовавшие в первой серии. Те же, кто в первой серии испытал безпомощность, переносили эту приобретённую безпомощность в новую ситуацию. Они даже не пытались выключить звук — просто сидели и ждали, когда всё кончится.

Два важных факта состояли в том, что у людей существует уже установленный на животных механизм возникновения безпомощности, и что безпомощность легко переносится на другие ситуации. Однако, оставался один факт, который пока не имел объяснения. В экспериментах Хирото получалось так, что при помощи неустранимого шока не удавалось сделать безпомощными примерно треть испытуемых. Создавалось такое впечатление, что люди из этой трети каким-то образом умеют противостоять безпомощности, несмотря на опыт неконтролируемости событий. Так как эти эксперименты проводились в США, то можно предположить, что к этой трети относились люди с сильными славянскими корнями.

Одно из самых значительных открытий Селигмана и его сотрудников состоит в том, что первоначально в экспериментах над животными, а потом и на человеке, было установлено, что безпомощность влияет и на активность иммунной системы человека, на способность организма противостоять болезням, а значит — и на долголетие. То, как это было доказано, может служить одним из примеров строгих с научной точки зрения экспериментов в психологии.

Эксперименты по изучению влияния безпомощности на иммунитет были проведены Мадлон Висинтейнер на классических лабораторных животных — на крысах — с использованием достаточно строгого теста, используемого в иммунологии. Всем крысам привили некоторое количество раковых клеток. Это количество было специально подобрано таким образом, что при нормальных условиях должны были выжить 50 процентов крыс. Затем всех крыс разделили на 3 группы первые получали умеренный шок, которого можно было избежать, вторая группа получала неконтролируемый неизбежный шок, третья группа вообще не получала никакого шока.

Читайте также:  Личное пространство собаки

Поскольку речь шла о физическом здоровье, в эксперименте тщательно контролировались все возможные физические переменные (сила и продолжительность тока, условия питания и гигиены и т.д.). Единственное различие между группами отстояла в наличии или отсутствии выученной безпомощности. Третья, контрольная группа служила для проверки точности дозировки в иммунологической части эксперимента. Смертность в этой контрольной группе составила обычную для теста пропорцию 50 на 50.

В двух других группах данные были иные. Среди «безпомощных» крыс умерло 73% особей. Было доказано, что выученная безпомощность может влиять на иммунитет — сопротивляемость организма деятельности болезнетворных клеток. Но ещё более удивительная вещь произошла в группе, в которой крысы научились сами останавливать действие электрического тока. Смертность в этой группе составила всего 30%! Меньше, чем в группе, которая ни с какими неприятностями не сталкивалась!

Примерно в одно время с работой Мадлон двое канадских исследователей, Ларри Склар и Хайми Анисман, пришли к тем же выводам, используя в качестве лабораторных животных мышей, а не крыс, и измеряя скорость роста опухоли, а не смертность. Дальше проверять однозначно установленные факты смысла не было. Имело смысл попытаться установить, имеет ли место та же самая закономерность у людей. Конечно, в этом случае прививать рак учёные не стали. Эллен Лангер и Джуди Роден нашли способ оценить влияние безпомощности на продолжительность жизни человека.

Они работали с людьми (преклонного возраста в частной лечебнице и имели возможность кое-что изменить в жизни пожилых людей. На двух разных этажах они дали старикам две почти одинаковые инструкции, различающиеся лишь по степени, в которой старики могли что-либо изменить в окружающей их действительности.

Вот инструкция, которая давала людям право выбора: «Я хочу, чтобы вы узнали обо всём, что можете делать сами здесь, в нашей клинике. На завтрак вы можете выбрать либо омлет, либо яичницу, но выбрать нужно вечером. По средам или четвергам будет кино, но записываться нужно будет заранее. В саду вы можете выбрать цветы для своей комнаты; можете выбрать, что хотите, и унести к себе в комнату — но поливать его вы должны будете сами».

А вот та инструкция, которая лишала их возможности влияния, хотя и реализовывала идею абсолютной заботы о стариках: «Я хочу, чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет мы готовим по понедельникам, средам и пятницам, а яичницу — в остальные дни. Кино бывает вечером в среду и четверг: в среду — для тех, кто живёт в левом коридоре, в четверг — для тех, кто в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет за ним ухаживать».

Таким образом, получалось, что обитатели одного из этажей дома престарелых могли сами распоряжаться своей жизнью; на другом же этаже люди получали те же блага, но без возможности влиять на них. Через восемнадцать месяцев Лангер и Роден вернулись в лечебницу. Они установили, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой, судя по специальным оценочным шкалам. Они также обнаружили, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой.

Этот поразительный факт свидетельствовал, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а безпомощность, способна убивать. Теперь прошу вспомнить тот факт, что славяне рабству предпочитали смерть и если попадали в него, то быстро умирали. Об этом можно найти свидетельства у древних греков, которые занимались работорговлей, в отличие от более нравственных наших предков.

Мир женщины

Популярные статьи

Выученная беспомощность у собак и людей.

Зачем? Ведь они привыкли терпеть.

В 1964 году американский психолог – будущий основатель так называемой позитивной психологии – Мартин Селигман участвовал в экс периментах на собаках в стенах лаборатории Пенсильванского университета. Частично задача экспериментов сводилась к тому, чтобы сформировать у четвероногих условный рефлекс – боязнь высоких звуков. Чтобы добиться своей цели, Селигман бил током несчастных животных (сидевших в клетках, а потому не имевших возможности убежать) сразу после того, как собаки слышали высокий звук.

Через какое-то время клетки открыли и снова включили ненавистный звук. Но, вопреки ожиданиям экспериментаторов, несчастные не пустились в бегство (чтобы избежать последующего удара током), а легли на пол и заскулили. Такие результаты шли в полном противоречии с господствовавшим тогда бихевиоризмом – направлением психологии, согласно которому поведение человека и животного в целом подчиняются схеме «стимул-реакция». Причем реакции эти, по мнению бихевиористов того времени, довольно однотипны и всегда должны были нести в себе лишь пользу для индивида.

Простой пример: у ребенка отобрали яблоко. Он пытается забрать его, да еще и лупит обидчика лопаткой. Ситуация, в которой ребенок молча стоит и не предпринимает попыток забрать яблоко, а может быть, дает обидчику еще одно, не укладывалась в простые схемы бихевиористов. А ведь такие случаи – не редкость.

То же самое и с собаками Селигмана. По идее, они должны были бежать, как только открыли клетки, но этого не произошло. Тогда психолог выдвинул революционный тезис: собаки остаются в клетках не потому, что не боятся удара током, а потому, что привыкли к неизбежному: в ходе эксперимента они не раз пытались убежать, но у них это не получалось. Поэтому собаки смирились – проще говоря, «научились беспомощности».

Через три года – в 1967 году – Селигман решил продолжить свои пытки над собаками, взяв в помощники своего коллегу Стивена Майера. На этот раз в эксперименте приняли участие три группы собак. Четвероногие члены первой группы имели возможность избежать удара током, нажав носом на специальную панель (таким образом животные отключали систему электропитания). Собаки из второй группы зависели от действий первой, то есть их реакция никак не влияла на результат. Животные из третьей – контрольной – группы вообще не получали удара.

Спустя какое-то время все три группы поместили в ящик с перегородкой, через которую могла перепрыгнуть любая из собак, избавившись таким образом от удара током. Неудивительно, что именно так и поступали собаки из первой группы, те самые, что имели возможность, нажав на панель, «отменить» удар током. А вот животные из второй группы, как и ожидалось, ничего не делали, чтобы избежать удара, а опять-таки ложились на пол и скулили. Мало того, каждый раз они привыкали к ударам все большей силы. Селигман и Майер сделали вывод: чувство беспомощности вызывают не неприятные ощущения, как таковые, а опыт невозможности повлиять на эти события. Это открытие оказалось столь значимым, что за свою теорию выученной беспомощности в 1976 году Селигман получил премию Американской психологической ассоциации.

В том же году изучение феномена выученной беспомощности продолжили два других американских психолога. На этот раз девушки – Эллен Джейн Лангер и Джудит Роден. Они провели знаменитое исследование в доме престарелых под названием Арден-Хауз (штат Коннектикут, США). Страдать здесь никого не заставляли – беспомощности учили мягко.

В качестве участников случайным образом выбрали обитателей двух этажей дома престарелых. В экспериментальную группу вошли жители четвертого этажа (8 мужчин и 39 женщин), в контрольную – второго этажа (9 мужчин и 35 женщин). Всего – 91 человек.

Контрольная группа вела обычный образ жизни, они были окружены заботой и вниманием персонала. Экспериментальной группе выпала участь нести повышенную ответственность за себя и свои действия.

Администратор дома престарелых созвал собрание в холле каждого этажа. К жителям второго этажа он обратился с сообщением следующего содержания: «Мы хотим, чтобы ваши комнаты выглядели как можно уютнее и постараемся все для этого сделать. Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя здесь счастливыми, и считаем себя ответственными за то, чтобы вы могли гордиться нашим домом престарелых и были здесь счастливы… Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь вам. Я хотел бы воспользоваться возможностью и вручить каждому из вас подарок от Арден-Хауза [служащая обошла всех и вручила каждому пациенту по растению]. Теперь это ваши растения, они будут стоять у вас в комнате, медсестры будут поливать их и заботиться о них, вам самим ничего не нужно будет делать».

Обитателям четвертого этажа администратор озвучил похожую инструкцию, но с совершенно другим смыслом: «Вы сами должны решить, как будет выглядеть ваша комната, хотите ли вы оставить там все как есть или желаете, чтобы наши служащие помогли вам переставить мебель. Вы сами должны сообщить нам свои пожелания, рассказать, что именно вы бы хотели изменить в своей жизни. Кроме того, я хотел бы воспользоваться нашей встречей, чтобы вручить каждому из вас подарок от Арден-Хауза. Если вы решите, что вы хотите завести растение, то можете выбрать то, которое вам понравится, из этого ящика. Эти растения ваши, вы должны содержать их и заботиться о них так, как считаете нужным. На следующей неделе два вечера, во вторник и пятницу, мы будем демонстрировать фильм. Вам нужно решить, в какой именно день вы пойдете в кино и хотите ли вы вообще смотреть фильм».

Таким образом, жители четвертого этажа могли контролировать все, что с ними происходит, и участвовать в решении важных для себя вопросов. Вторым оставалось лишь безучастно принимать свое положение, и хотя оно было более чем сносным, повлиять на что-либо они не имели возможности – за них уже все решили.

Эксперимент длился три недели. За это время медперсонал наблюдал за активностью, уровнем общительности, общим тонусом, привычками и питанием участников. По окончании эксперимента среди испытуемых провели опросы, которые показывали удовлетворенность жизнью.

Жители четвертого этажа, контролирующие свою жизнь, ощущали себя счастливее, чем жители второго, получающие максимум заботы, но не имеющие возможности нести ответственность за свою жизнь (средний «уровень счастья» первых составил +0,28, вторых – –0,12). То же самое показал и анализ их состояния. По оценкам медперсонала, жители четвертого этажа демонстрировали явное улучшение показателей (+3,97), а жители второго – ухудшение (–2,39). Даже в плане общения участники экспериментальной группы оказались впереди. Показатель времени, которое было затрачено на разговоры друг с другом и с медсестрами, у обитателей четвертого этажа составил +4,64, у второго – –2,14. Кроме того, участники экспериментальной группы были активны и в плане просмотра кинофильма, а также в простой игре, цель которой – угадать число конфет в банке (из 47 человек, проживающих на четвертом этаже, в игре поучаствовали 10, а из 45, обитающих на втором, только один).

Проанализировав результаты, Лангер и Роден пришли к выводу, что некоторые явления, которые обычно способствуют старению, – потеря памяти или снижение тонуса организма, – вероятно, связаны с тем, что люди больше не имеют возможности контролировать свою жизнь. И, чтобы избежать этого, достаточно вернуть пожилым людям веру в собственные силы, право выбирать и принимать решения.

Мало того, через шесть месяцев психологи вернулись в дом престарелых, чтобы еще раз произвести замеры и понять, продолжается ли действие эксперимента. Оказалось, еще как! Медсестры показали, что экс-участники экспериментальной группы продолжают чувствовать себя лучше (средняя общая оценка их составила 352,33, в то время, как в контрольной – 262,00). У жителей четвертого этажа наблюдалось также и улучшение здоровья, а у второго, наоборот, ухудшение.

Эксперимент оказал настолько решающее воздействие, что показатели коснулись даже смертности! Так, за прошедший период времени в контрольной группе умерло 30% человек, а в экспериментальной – только 15%. Именно эти наблюдения привели к тому, что руководство дома престарелых приняло решение и в дальнейшем поощрять стремление людей к ответственности и контролю за своей жизнью. На этот раз – абсолютно для всех жителей Арден-Хауза.

Те же результаты показали и другие аналогичные эксперименты. Даже в условиях, когда пожилые люди не имели возможности выбора и контроля над собственной жизнью, в некоторых случаях они начинали совершать саморазрушительные действия (отказываться от еды или лекарств). Ведь это было единственным, что они еще могли выбирать.

Но речь не только о престарелых. Похожие реакции выдавали и вполне молодые люди, причем в разных ситуациях. Скажем в переполненном лифте, который воспринимался как более свободный и вызывал меньшую тревогу, если человек находился рядом с кнопками пульта управления.

«Выучиться» беспомощности человек может как будучи взрослым (под влиянием каких-то негативных обстоятельств, с которыми он так и не смог справиться; чаще всего, эта реакция временная и направлена на определенные события), так и в детстве – под действием все тех же обстоятельств, но, как правило, уже в родительской семье. И такой опыт уже формирует личностные качества – замкнутость, эмоциональную неустойчивость, возбудимость, пессимистичность, робость, склонность к чувству вины, низкую самооценку и низкий же уровень притязаний, равнодушие, пассивность и отсутствие креативности.

Мартин Селигман отмечает, что выученная беспомощность в этом случае формируется примерно к восьми годам. А сложиться может из нескольких источников: опыта переживания неблагоприятных для ребенка событий, от которых он не имел возможности защититься (например, обид, нанесенных родителями или учителями); смерти любимого человека или животного; серьезной болезни, развода или скандалов родителей; опыта наблюдения за беспомощными людьми (как по телевизору, так и в жизни) и бесконечную готовность многих родителей все делать за детей (собирать игрушки, убирать постель, одевать, обувать).

Неудивительно, что выученная беспомощность – черта огромного числа людей. Настолько огромного, что от нее страдают целые компании и большие рабочие коллективы (ко всему прочему, это качество весьма заразительно и, как показывают исследования, чаще всего проявляется в коллективах с авторитарным руководством).

Метод борьбы с этой напастью один – психотерапия. Правда, она не всегда помогает, да и мотивации обращаться к специалисту у людей с выученной беспомощностью, как правило, нет.

Зачем? Ведь они привыкли терпеть.

на фото: открыватель синдрома выученной беспомощности Мартин Селигман

Ссылка на основную публикацию