Как формируется иерархический статус у собак

Как формируется иерархический статус у собак

Из книги Е.Н. Мычко и В.Беленького “Среднеазиатская овчарка. Мифы. Реальность. Перспективы.”

Семья владельцев в определенной мере является стаей для собаки, поэтому следует подумать о том, каков должен быть в этой стае ее статус. Пустить решение на самотек категорически нельзя: ничто не влияет на животное столь плохо, как неопределенность статуса. Собака все равно будет добиваться определенности и рано или поздно завоюет себе место, но вот каким оно будет . Изначальное восприятие щенком хозяина как родителя и кормильца по мере взросления собаки изменяется. Это вполне естественно, ведь в стае вожак совсем не обязательно является отцом всех щенков. В человеческой семье пес-подросток вполне может избрать в качестве своего вожака не номинального владельца, а другого члена семьи, более достойного, с его точки зрения. Посмотрим, какие в принципе возможны социальные роли при создании гибкой иерархической системы и каковы особенности взаимоотношения хозяина с собакой. Подчеркиваем, что эти социальные роли относятся только к кобелям, с суками принципиально другая ситуация.

Собака – доминант (вожак). Именно такое распределение ролей возникает очень часто, когда владельцы не утруждают себя воспитанием собаки. Она растет, как «растется», делает то, что ей хочется. Попытки хозяев время от времени привести поведение собаки хоть в какое- нибудь соответствие со своими привычками и желаниями грешат непоследовательностью: сегодня щенку позволяют буквально ходить на голове, завтра вдруг требуют исполнения команд, которых он толком не знает. В результате собака находится в состоянии полнейшей неопределенности относительно того, где же ее место в стае-семье, чем она может и обязана заниматься.

К сожалению, владельцы не просто распускают молодую собаку, они еще дают ей возможность почувствовать собственную силу. Стоит собаке заупрямиться, «обидеться» (на самом деле это всего лишь иной способ отказа повиноваться), как ее оставляют в покое либо позволяют делать то, что только что пытались запретить. «Азиат» быстро понимает, что упорство приносит желанные плоды и практически любой запрет можно отменить. Подрастая, он начинает не только упрямиться, но и угрожать: сначала может просто порыкивать, потом обязательно пустит в ход зубы. Обычная реакция хозяев на подобные демонстрации угрозы – оставить пса в покое, «чтобы перестал злиться». Это худшее из решений: собака вовсе не злится, она пробует управлять более низкоранговыми членами стаи, и те ей подчиняются. Таким образом, «азиат» занимает место доминанта, как правило, жесткого, так как отсутствие опыта управления, регулярное взаимное непонимание приводят его к необходимости постоянно демонстрировать свою силу, добиваться своего с помощью угроз и укусов.

В дальнейшем владельцы скорее всего будут вынуждены отдать животное в какой-нибудь охранный питомник. Количество таких «отказников», с которыми хозяева расстались, оказавшись не в состоянии ими управлять, достаточно велико. Как рабочие собаки, «отказники» не заслуживают доброго слова хотя бы потому, что в молодом возрасте они перенесли сильнейший социальный стресс: сначала добились главенства в стае, потом были изгнаны и на новом месте получили низкий статус.

Собака – субдоминант. Статус формируется примерно также, как и в первом случае, но тут обычно хозяин поощряет демонстрации агрессии с раннего возраста по отношению практически ко всем людям. Слишком выраженная агрессия в свой адрес владельцем карается. В результате у «азиата» складывается высокая самооценка: он видит, что хозяин-доминант его поддерживает, прочие члены семьи побаиваются, стараются, что называется, ладить по-хорошему. САО достаточно часто становятся субдоминантами, так как владельцы где-то вычитали, что эта порода относится к «собакам одного владельца», и приняли это на веру. Поэтому хозяин считает в порядке вещей, что его собака повинуется только ему, ведет себя угрожающе по отношению к остальным членам семьи, даже позволяет себе жесткие конфликты с ними.

Статус субдоминанта собаки на самом деле весьма опасен для владельца. Животное с высокой самооценкой начинает претендовать на главенство. Сильного молодого кобеля САО не может удовлетворять положение, что он в шаге от верховной власти в стае, поэтому он постоянно стремится занять первую ступень. В результате между собакой и хозяином регулярно возникают конфликты, часто переходящие в банальные драки. Говорить в подобной ситуации о надежности собаки, как защитника, и о привлекательности ее, как компаньона, не приходится. Не трудно догадаться, что победивший субдоминант оказывается не меньшим, а даже большим тираном, чем уже описанный доминант. В лучшем случае его дальнейшая участь – стать «отказником»; не менее вероятно, что собаку придется уничтожить, как социально опасную.

«Пограничник »: Здесь картина иная: собак с таким статусом обычно «лепят» владельцы, «помешавшиеся» на отточенной дрессировке и на том, что собака должна знать свое место. Со щенком, с подростком общаются сухо, играют мало, боясь заласкать, забаловать. Любой проступок собаки карается непомерно строго. Хозяин редко разговаривает с собакой, все их общение сводится к командам и целой системе запретов. Нехватка общения, непонимание зачастую приводят к тому, что собака находит единственную отдушину в охране. Подобную страсть любой строгий хозяин горячо одобряет.

В итоге, «среднеазиат» принимается лаять на каждый шорох за дверью, грозно рычит и кидается на запертую дверь, когда в доме гости. Самое пикантное в том, что случись действительно беда, потребуйся хозяину помощь собаки, он ее, скорее всего, не получит. «Пограничник» не вступает в бой, когда рядом доминант, его дело всего-навсего поднять тревогу. Для обитающей в городской квартире САО роль «пограничника» оказывается дискомфортной, поскольку возможности держаться подальше от ядра стаи, т. е. от хозяина и других домочадцев, практически нет. Собака постоянно напряжена, чувствует себя неуверенно. То, что она затвердила несколько команд, надежной ее не делает. Стоит измениться ситуации, и животное не сможет адекватно отреагировать. Очень часто такие собаки, идеально работая на дрессировочной площадке или в родном дворе, в незнакомой обстановке теряются.

«Дядька». Этот статус немыслим по отношению к взрослому человеку, обычно он формируется по отношению к ребенку. Об этом подробнее мы расскажем ниже.

Лояльный союзник. Пожалуй, это оптимальная роль для САО в семье, подчеркнем лишь, что здесь подразумевается младший партнер. В такой ситуации собака прекрасно контактирует с хозяином. В их отношениях немыслима агрессия со стороны младшего, при том что в случае необходимости старший партнер для убеждения вполне может применить демонстрацию силы.

Старший партнер решает, что делает тандем, при этом не регламентируя каждый шаг и каждый вздох. Много времени занимает общение как таковое, игра, совместные прогулки. Собака чувствует себя уверенно, познание нового облегчено, поскольку животное полагается на опыт хозяина и с готовностью подражает ему, учится. Для общения, для самой сложной дрессировки роль лояльного союзника оказывается наиболее удобной. Собака совершенно надежна, ко всему прочему, корректировать ее отношения с другими членами семьи оказывает просто. Для этого достаточно примера хозяина: как относится к домочадцaм он, так же поведет себя и лояльный союзник.

Теперь о статусе суки: учитывая ее меньшую иерархичность, отношения приходится строить иначе, чем с кобелем. Единственная возможная роль для суки – младший партнер лояльного союза, при том что вырастить суку – жесткого доминанта очень легко. Именно поэтому следует с самого детства не допускать проявлений агрессии сукой. Она должна четко знать, что подобного хозяева терпеть не будут, зато демонстрации просьбы следует, по возможности, поощрять, будь то игра, вкусный кусочек или желание выйти из дому. Следует помнить, что просьба может исходить лишь от животного, признающего превосходство над собой. Суке приходится прощать гораздо больше вольностей, чем кобелю. Там, где кобель действует прямолинейно, «азиатка» хитрит, идет окольными путями, пробует разные варианты. Спровоцировать ее на прямое неповиновение, подчинить и решить, что на этом вопрос исчерпан, будет ошибкой. В следующий раз сука попробует добиться своего иным способом. Приходится быть наблюдательным, предвосхищая ее действия, и более упорным, чем она.

Слишком жесткое воспитание обычно дает результат, обратный ожидаемому. Сука может либо внезапно броситься на обидчика, либо станет запуганной и не контактной.

Особенно внимательным следует быть при наступлении течки, когда сука становится нервозной и агрессивной. Даже очень хорошо отдрессированная «азиатка», находящаяся в отличном контакте с владельцем, подвержена сменам настроения и ненадежна. Родившая сука обычно осторожна, но если она почему-либо решит, что ее потомству угрожают, – она может начать его защищать.

Достаточно часто от владельцев можно слышать, что их питомица, такая милая и послушная, с появлением щенков превращается в настоящее исчадие ада, не дает трогать щенков, буквально терроризирует семью. Корни данного конфликта обычно в неправильном поведении самих владельцев: когда начинаешь разбирать ситуации подробно, выясняется, что сука не слишком им доверяла, в некий момент она решила, что щенки в опасности и принялась их защищать. Такое, кстати, частенько происходит с суками, обычно неуверенными в себе, слишком зажатыми, – появление щенков вынуждает их переходить к активной обороне. Однако, точно так же ведут себя и суки с высоким рангом в семье. Повторим, что лишь отношения лояльных союзников дают возможность добиться гармонии.

А стоит ли вообще связываться с системой гибкой иерархии, почему не строить отношения жестко? Вопрос вполне закономерный, благо в охранных питомниках очень часто все именно так и происходит: проводник – жесткий доминант для собаки, приказы не обсуждаются, взаимоотношения строго очерчены деловыми рамками. Скажем прямо, что для охраны подобные отношения не самые адекватные, другое дело, что с собакой-«отказником» зачастую иные построить сложно. Кроме того, в питомниках собаки имеют больше возможностей общаться друг с другом. В семье, когда собаку не просто применяют для работы, а еще и живут с ней бок о бок, выстраивание жестких линейных отношений оказывается порочной практикой. Если владелец постоянно заставляет собаку что-либо делать, угрожает ей, наказывает, он добивается идеального послушания при подавлении инициативы. Собака становится ненадежной, нервозной. Она боится хозяина, слушается из-под палки, как только представится возможность неповиноваться, животное не преминет ею воспользоваться. Возможен и обратный вариант: «азиат», которого по делу и без дела пинают ногами, рано или поздно изуродует «горе-воспитателя».

Следует разделять статус собаки по отношению к взрослым членам семьи и статус по отношению к детям, подросткам, а также другие особые случаи.

Взаимоотношения собаки и ребенка. Случай, когда щенка заводят уже при наличии в семье маленького ребенка, прост и в отдельном разборе не нуждается. Здесь следует помнить не об особенностях социальной организации, а прежде всего о взаимном непричинении вреда друг другу. Оба они неуклюжи, неуравновешенны и в игре могут нанести один другому травмы. А вот появление новорожденного, когда собака уже есть, чревато именно социальным конфликтом. Ведь до того собака была младшим членом семьи – с ней возились, гуляли, подчас баловали, – и вдруг все изменилось. Появляется масса запретов, хозяева стремятся ограничить контакты собаки с малышом, подчас просто не позволяют ей и близко подходить. С точки зрения собаки все это выглядит так: из партнеров лояльного союза без всякого повода с ее стороны она вдруг стала аутсайдером, все ее действия неправильны, ее то и дело гоняют, не позволяют свободно передвигаться. При этом у САО хватает сообразительности, чтобы связать свое изгнание с появлением этого незнакомого существа, на которого теперь направлены все заботы и внимание старших членов стаи. Совершенно логично, что животное начинает плохо относиться к источнику своих неприятностей. Далее конфликт скорее всего войдет в фазу своеобразной цепной реакции: собака недолюбливает новорожденного, родители еще ревностнее его оберегают от собаки. Как же избежать подобной ситуации?

Иерархия в собачьей стае (КО)

Внутри стаи существует четкий табель о рангах — иерархия, согласно которой животные подчиняются друг другу. Причем, кобели имеют свою иерархию, а суки — свою. Взаимоотношения же кобелей и сук напоминают (да простит меня читатель) таковые в человеческом обществе — кобель формально доминирует, но фактически подчиняется «женским пожеланиям». В норме кобели никогда не диктуют свою волю сукам с позиции силы. Исключения составляют вмешательства «сильного пола» в безобразные сучьи свары и драки, которые могут кончиться гибелью слабейшей участницы конфликта.

В собачьей стае в процессе конкурентного замещения «вакантных должностей» выделяется один кобель — вожак, мнение которого всегда безоговорочно и не обсуждается.

Имеется также «должность зама» — второй собаки, наделенной всеми полномочиями вожака и выполняющей львиную долю его функций по установлению порядка в стае и, в частности, погашению конфликтов внутри и обеспечению безопасности вне стаи. Затем следуют рядовые члены стаи и собаки специфических «профессий» — пограничники, контролирующие охрану границы территории данной стаи, а также бродяги-разведчики, склонные к скитаниям далеко за пределами своей территории, и ряд других «должностей», имеющих свое значение в жизни данного собачьего сообщества.

Читайте также:  Доминирование у собак: работает ли концепция «Альфа-собаки»?

При искусственном изменении структуры и состава «стаи», что неизбежно происходит, когда собака приходит на ту или иную службу к человеку, производятся обязательные изменения приоритетов, структурной системы иерархических отношений по сравнению с классической стаей диких собак. Так, в случае с кавказской овчаркой собака сразу получила доминирующее положение над многочисленными «рядовыми» своей стаи — овцами, которых должна опекать и защищать.

То есть «кавказцы» — охранники при отаре овец автоматически получают права вожака и «второго» вожака. Естественно, если при отаре имеются суки и щенки, приоритеты начинают сдвигаться, кобели часть своей энергии начинают тратить на борьбу за право обладания суками и частично — на опеку щенков. Потому, как правило, в отгонных отарах чаще работали только кобели, а суки и щенки оставались в стойбищах и селениях, где постоянно проживает семья чабана.

Суки со щенками находились при отарах лишь в тех случаях, когда не было значительных перегонов, и когда отступала опасность нашествия волков. Ну а суки, не обремененные заботами о потомстве, также отрабатывали свой хлеб, охраняя отары и жилье. Более того, многие века чабаны из всех народившихся сучек в помете оставляли только одну-две, отбирая наиболее крупных, упрямых и сильных, а остальных уничтожали. Поэтому суки в породе кавказская овчарка имеют рабочие качества не хуже, чем у кобелей. Они также привыкли чувствовать себя «главными» по отношению к волкам и овцам, но более подчинены доминирующим кобелям и человеку.

Единственно, кто в стае кавказской овчарки должен подчиняться всем взрослым ее членам и, конечно, человеку, это щенки. Именно тут кроется возможность воспитания кавказской овчарки. То есть, «кавказца» воспитывают пока он щенок. Малоопытному собаководу никогда не стоит брать в дом подростка старше 6 месяцев, а тем более взрослую собаку, особенно кобеля. Повзрослевшая особь уже имеет свои взгляды на вопрос «кто в доме хозяин» и отлично знает, что хочет. Противостоять ей в этом часто затруднительно.

Вновь обращаясь к «историческим корням», заметим, что едва подросшие щенки, как правило, подвергались тесту на схватку с молодым волчонком. Причем щенки должны были «взять» его коллективом, проявляя смекалку и согласованность в действиях. И поныне «кавказцы» лучше всего работают стаей, отлично дополняя друг друга. Так что «кавказец» как боец взрослеет рано.

Присматриваясь к кавказской овчарке, всякий задает себе вопрос — как же такая огромная, могучая, ловкая и проворная собака живет стаей? Почему кобели (или суки), вступая между собой в конфликты, не увечат и не убивают друг друга, так, как они делают это с волками?

Оказывается, у собак существует целая система обмена информацией между собой, а также целые поведенческие ритуалы, позволяющие собакам выяснить отношения на уровне «театрального представления», не пуская в ход зубы.

И надо, чтобы причина конфликта была очень значительной, способной вывести из себя собак, чтобы случилась настоящая драка.

Вкратце о собачьих драках и собачьих боях. Дерутся кобели и суки по-разному. Кобели кавказской овчарки дерутся достаточно размеренно и неторопливо, скорее желая подавить боевой дух противника, нежели покалечить его. Как правило, обычные «бои» двух кобелей одной стаи продолжаются недолго и заканчиваются сразу после того, как «побежденный» начинает уклонятся от противника.

Другой характер носят побоища кобелей — доминантов из разных стай или же повздоривших сук, причем, неважно, из одной они стаи или из разных. Здесь боевые действия производятся очень активно, с демонстрацией повышенной агрессии, с использованием приемов «взятия» волка, атаки чередуются периодами отдыха, когда собаки крепко держат друг Друга и относительно неподвижны.

Эти схватки, особенно среди сук, могут закончиться большими увечьями или даже смертью одной из участниц конфликта.

Кобели обычно бывают «умнее» и расходятся, если кто-то из них начал уступать.

Кстати, на этом основана сама возможность собачьих боев. Традиционно горцы выставляли по большим праздникам «на ринг» признанных бойцов-фаворитов, кобелей -доминантов с выраженными агрессивными амбициями.

Сегодня это жестокое развлечение кавказских и азиатских народов во многих странах мира поставлено вне закона. Собачьи бои считаются дурным тоном и запрещены везде, где развито цивилизованное собаководство. Но таковы реалии: бои существовали сотни лет, и существуют по сей день в целом ряде стран и областей азиатского региона.

К сожалению, тема особенностей бойцовых собак не была детально изучена учеными-кинологами. Многие предпочитают делать вид, что этого «неприличного» явления как бы и не существует в принципе.

Не боясь показаться излишне осведомленными в данном вопросе, попробуем разобраться, какой же отпечаток наложило бойцовое прошлое породы на характер кавказской овчарки.

Как уже говорилось, в прошлом бои собак были непременным событием каждого праздника, так же, как например, скачки у равнинных народов, кулачные и петушиные бои. Это было очень азартное мероприятие, его ждали, к нему готовились. О лучших собаках-бойцах складывались легенды и передавались из уст в уста.

Цена за особо непоколебимых бойцов была очень высока, а некоторые особо выдающиеся собаки переходили в разряд духовной ценности и не продавались ни за какие деньги. Такая собака считалась гордостью владельца, и потерять ее было равносильно потере близкого человека. На боях заключали пари, победитель также получал значительный приз. На бойцовых «рингах» существовали четкие правила, дело очень редко заканчивалось какими-либо серьезными травмами.

Но постепенно, по мере «освоения» Кавказа европейцами сам интерес к боям и культура их проведения начали снижаться. Кое-где это «священнодействие» трансформировалось в стихийные и жестокие собачьи драки без правил, скорее напоминавшие кровавую травлю. Этому же способствовал и завоз в регион «истинно» бойцовских пород, узких специалистов в своем деле, сегодня мы знаем о них под названием пит-буль и бэндог. Они, а также их помеси с аборигенными породами наследовали совсем иную, чем у кавказской и среднеазиатской овчарок, технику ведения боя, так как были более сухи, подвижны и проворны. В результате бои из традиционно ритуального состязания превратились в зрелище, которое будит самые низменные инстинкты человека. Конечно, все мы против таких «боев».

И все же, оглядываясь назад, зададим вопрос — как выглядит кавказская овчарка как боец?

Оказывается, собака, чьей профессией человек однажды сделал бой, легко становится узким специалистом. И раз, учуяв шерсть собрата на зубах, пыл борьбы и радость победы, пес становился, верен такому своему призванию, как такса норе или бладхаунд — кровяному следу. И здесь нет ничего удивительного, ведь его предки, а быть может и он сам, брали волка «в угон». Но ведь были и такие особи среди кобелей кавказской овчарки, которые, имея все внешние данные для боев, «не пригодились» и вернулись к своим сторожевым обязанностям в отарах и славились не числом побед, а числом загрызенных волков.

Итак, выводы, которые мы можем сделать сегодня, следующие: кавказская овчарка ни в коем случае не может считаться бойцовой породой, но склонность к этому у нее имеется. Поэтому, если вы хотите спокойной жизни себе и окружающим, а особенно соседским пуделям и лабрадорам, не притравливайте своего «кавказца» на чужих собак и всячески препятствуйте не только конфликтам между ними, но и свободным контактам (для этого существует намордник, поводок и правила).

К слову заметим, что ни одна кавказская овчарка с нормальной психикой никогда не трогает мелких собак, особенно если она приучена к ним с молодого возраста. Другое дело, что владельцы маленьких собачек панически боятся встреч своих любимцев с большими собаками. Поэтому, чтобы не травмировать психику таких владельцев, расходитесь с ними мирно, на расстоянии.

Если у вас есть что охранять, и вы завели кавказскую овчарку именно для охраны, учите вашу собаку бороться именно с человеком, угрожающим вашей собственности, а не с другим псом. Собака, «помешанная» на боях с собаками, как правило, менее увлеченно преследует человека.

Так что склонность кавказской овчарки к борьбе с себе подобными, особенно если ей потакать, может добавить вам немало проблем.

Материал взят: С. А. Успенская “Кавказская овчарка”

Иерархия в собачьей стае

Стая во дворе

“Моему догу 4 года. Добрый, в меру общительный, не забияка. Но есть в нашей собачьей тусовке 2 “врага”. Причем оба живут с нами в одном подъезде – боксер и спаниель. Оба “врага” были взрослыми, когда я взяла щенка, и с самого начала беспричинно агрессивными к малышу. Боксера всегда водят на поводке, с его хозяевами я в хороших отношениях и, зная эту проблему, мы, случайно встретившись, стараемся как можно быстрее развести собак в разные стороны (и уж конечно не заходим вместе в подъезд). Хуже обстоят дела со спаниелем.

Собачка маленькая, в принципе безобидная, и гуляет без поводка. Но стоит ей завидеть моего, кидается со злобным лаем и рыком (правда, сохраняет безопасную дистанцию). Когда мой пес вырос, его реакция стала примерно такой же. Представьте себе картину: огромный лось, поставив на загривке шерсть дыбом, кидается с рыком на маленькую собачку.

Стыдно ужасно! Физически удержать его, понятное дело, невозможно (да в этом и нет необходимости, во всех других случаях пес на поводке абсолютно управляем). К счастью, если я держу его крепко, то он скорее только обозначает направление движения (т.е. 1-2 метра рывком тянет меня за собой, после чего, продолжая рычать, дает себя увести), но пару раз он меня все-таки уронил!

Однажды вывихнул мне кисть руки, в которой был поводок. И однажды я все-таки не смогла его удержать. Два прыжка – и спаниель ударом лапы прижат к земле, мой нависает над ним и угрожающе рычит, потом отпускает. Спаниель отскакивает на пару метров, снова нападает, и история повторяется. И так несколько раз, пока я не взяла своего за поводок. На площадке, где мы все гуляем без поводков, встреча “врагов” выглядела так: мой, не реагируя на команды, бросился в атаку, не менее 20 (!) минут гонял несчастного спаниеля кругами (касаясь носом его хвоста), пока тот не спрятался у ног своего хозяина.

Обе собаки за все время не издали ни звука. А потом мой с чувством исполненного долга вернулся ко мне. И больше не обращал на спаниеля внимания. Но в следующую же встречу опять шерсть дыбом, рывок, рык. Почему? Ведь ничего подобного нет с другими собаками! Мой может стоять, нюхать какой-нибудь кустик, а вокруг него будет прыгать, надрываясь от лая, какой-нибудь малыш (маленькие собаки, от страха, наверное, нас часто облаивают), но он и ухом не поведет. Можно ли что-то сделать?”
Людмила

Когда вы выводите своего питомца погулять, он всегда сталкивается с другими собаками. Более того, любители часто гуляют вместе, и это естественно – с соратниками по увлечению всегда есть о чем поговорить. Да и собаки, гуляя стаей, получают нормальную физическую нагрузку – даже откровенные флегматики обязательно побегают за кем-нибудь (или от кого-нибудь). Но не всегда такие прогулки проходят гладко. Иногда у собак отношения явно “не клеятся”, и каждая встреча превращается в шоу, веселое для прохожих и не очень веселое для владельцев собак.

Данная ситуация является типичной для города, где условия кардинальным образом отличаются от природных. И главное отличие совсем не в том, что стая здесь подобрана искусственно (волк стаю не выбирает, он входит в нее по рождению), и не в том, что собаке деться некуда (в природе волк тоже не торопится покинуть стаю – прожить в одиночку еще сложнее). Основное отличие от природных условий – присутствие хозяина. То есть в стае, которая бегает в парке, при каждой собаке находится свой хозяин. И он не просто находится, а активно вмешивается в собачьи отношения. Следует заметить, что любой человек практически всегда в состоянии поставить себя выше любой собаки в такой стае (не силой, так хитростью и упорством).

Все возникающие в стае конфликты обычно связаны с попытками повысить свой иерархический статус. И вопрос этот возникает (а, следовательно, должен быть решен) не “вообще”, а между двумя конкретными собаками. В естественных условиях такие проблемы практически всегда появляются по мере взросления (и старения) кого-то из членов стаи. Такие конфликты вполне естественны, так работает один из основных механизмов самоорганизации стаи, повышающий шансы выжить в суровых условиях окружающего мира. И совсем не обязательно верх берет более сильный физически. Очень часто вожаком становится тот, кто может организовать сильных, но бестолковых сородичей, сплотить их вокруг себя и натравить на конкурентов. И это правильно, так как под руководством хитрого и умного вожака у стаи будет больше шансов, чем под руководством тупого, но здорового “вышибалы”.

Читайте также:  Агрессия натянутого поводка

Попытки повысить свой иерархический статус случаются довольно часто, и направлены они не “вообще”, а против конкретной собаки (было бы безумием атаковать сразу несколько сородичей). Эта попытка или удается, или не удается. Как правило, все решается без крови и даже без драки (в описанном случае дог не тронул спаниеля, невзирая на явное физическое превосходство).

А что происходит обычно при возникновении “проблем” в нашей стае? Владельцы собак обычно вмешиваются и останавливают выяснение отношений. Но конфликт остается, и при следующей встрече “друзей” все повторяется. Спаниель был побежден, и даже стал неинтересен догу. Собаки разобрались в вопросе “кто главный” и успокоились. Но при следующей встрече спаниель просто “заручился поддержкой” хозяина и решил поправить положение! А владельцы собак в этой ситуации делают все, чтобы затянуть решение конфликта. Какой же выход из создавшегося положения?

Собакам нужно предоставить возможность решить все самим. Результат, конечно, можно предсказать – дог будет главнее. Но не думаю, что у владельца спаниеля есть по этому поводу какие-то иллюзии, для него гораздо важнее получить возможность спокойно гулять со своей собакой. Не думайте, что дог разорвет бедную собачку – он этого никогда не сделает (это же собаки, а не люди), да и возможность такая у него была. Но ведь сделал дог все “правильно” – поставил наглеца на место и успокоился.

Мне часто по долгу службы приходится работать с группами кинологов (и собак, соответственно). Обычно все начинается с выяснения отношений, и мы этому процессу не мешаем. Проходит два-три занятия, и наступает мир. Каждый знает свое место и уступает дорогу стоящему выше на иерархической лестнице. Конечно, иногда у кого-то “возникает вопрос”, но мы не мешаем собакам получить ответ на такие вопросы. Просто удивительно, как быстро и безболезненно решаются такие конфликты.

Вы скажете – а как же бои? Как собаки идут в атаку на любого в ринге? Во-первых, бойцовые собаки имеют обычно исключительно сильную нервную систему. Плюс к этому они всегда неплохо тренированы и мощны физически, а потому времени, для того чтобы разобраться в своих отношениях, им нужно гораздо больше.

Владельцы таких собак не дадут соврать – при отказе от боя одной из собак другая никогда не добивает первую (есть исключения, но они связаны с психической ненормальностью, еще раз следует заметить, что среди людей таких ненормальных гораздо больше). А во-вторых, в бой всегда вмешиваются люди, и при явном преимуществе одного животного собак с боя снимают. Но ведь вопрос еще не решен! Поэтому в следующий раз собаки к нему вернутся.

Конечно, бывают тяжелые случаи, когда два сильных и уверенных в себе кобеля никак не могут выяснить отношения. Но я уверен, что в каждой такой ситуации все происходит с активным вмешательством владельцев.

Что делать в конкретном случае, описанным Людмилой?

– Поговорите с владельцем спаниеля. Покажите или перескажите ему этот материал. Уверен, он тоже заинтересован в том, чтобы навести порядок в отношениях собак.

– Вам нужно. гулять вместе. Выберите место, в котором вам не будут мешать, и отпустите собак. И не вмешивайтесь. Через несколько таких “занятий” спаниель поймет, что на хозяина надеяться не нужно, и успокоится. А дог утратит к этому мероприятию всяческий интерес. Основная причина конфликта – иерархические “разборки” в стае. Спаниель до сих пор надеется на победу именно потому, что не все решает сила (за него же хозяин!).

Дог физически своего конкурента не обидит, об этом не беспокойтесь. Более того, после установления нормальных отношений дог всегда защитит спаниеля от нападок других собак! Можете не сомневаться, я такое уже видел. И не из-за внезапного приступа любви, а из-за того, что спаниель все-таки из своей стаи. А своих всегда защищают, невзирая на личные отношения, – это тоже один из законов стаи. У опытных собаководов есть правило – собакам надо дать передраться. Это не жестокость, это – жизненный опыт.

По материалам К-9.RU
Рис. Е. Коньковой

Мир Знаний .

Мы в соцсетях

Популярное

Пьяная революция

Русский генерал спасает Грузию от персов. В «благодарность» грузинская царица втыкает ему кинжал в живот…

Незабываемый парад 7 ноября 1941 года. С Красной площади — на фронт

Забытый геноцид. Белофинны Карла Маннергейма убивают все русское население города Выборга.

Фаустпатрон — легендарный гранатомет был безвредной «хлопушкой»?

Собачья цивилизация. Иерархия и законы в собачьей стае

Пожалуй, нет на свете животных более непохожих друг на друга, чем собаки. Почему пушистого сенбернара и лысого чихуа-хуа, гигантского зенненхунда и крошечного йоркширского терьера мы называем одним и тем же словом — «собаки»?

ОНИ ТАКИЕ РАЗНЫЕ

Сегодня в мире существует несколько сотен пород, значительно различающихся между собой по экстерьеру, физическим качествам и свойствам психики. Такого многообразия невозможно было бы добиться одной лишь селекцией. Чтобы объяснить себе, почему собаки столь не похожи друг на друга, человек придумал множество теорий. Так, согласно теории Келлера, шпицы произошли от шакала, овчарки — от индийского волка, борзые — от эфиопского шакала, доги — от тибетского волка. Занятно. Однако все эти детали родословной никак не объясняют, каким образом Бобик догадывается, что Шарик тоже собака. Цвет разный, морды, уши, рост тоже… Может, по ошейнику? Смех смехом, но, оказывается, домашние собаки действительно распознают друг друга по принадлежности к человеку. А вот бродячие псины не признают ни людей, ни своих сородичей с ошейниками.

СОБАЧЬЯ МИССИЯ

Человеческую цивилизацию просто невозможно себе представить без собак. Они единственные из всех домашних животных освоили множество абсолютно человеческих профессий: охотник, сторож, пастух, санитар, спасатель, артист, нянька, поводырь, посыльный, следопыт. И работают они не за похлебку, не за страх, а за любовь. Это и поражает, и подкупает: вся собачья служба-дружба зиждется на бесконечной любви и доверии к человеку, будто бы служение людям — некая особая собачья миссия.

Отношения человека и собаки отнюдь не исчерпываются служебными. Человек устроен так, что он из всего вокруг пытается создать свой образ и подобие, и собаки оказались идеальной глиной в человеческих руках. Если хозяину нужен друг, собака будет преданнейшим бескорыстным другом. Нужен слуга — будет служить, нуждается в защите — будет защищать до последнего издыхания, нужна игрушка — превратится в игрушку, хочется ребенка — получайте ребенка.

Собака — всегда продолжение и отражение человека. По ней можно судить об атмосфере в семье, где она живет: в неблагополучных семьях у собак развивается невроз в более выраженной форме, чем у людей. Кроме того, вы сами наверняка не раз замечали: если собака долго живет в семье, то становится до смешного похожа на хозяина — этакой живой карикатурой. Если глава семьи — хозяйка, хлопочущая с утра до вечера, у собаки в манерах появляется суетливость. Если хозяин злобный, то и пес будет всех кусать за пятки. Даже морды собак принимают выражение доминирующей в семье эмоции. Собаки, принадлежащие алкоголикам, нередко становятся их собутыльниками. Вот до чего любовь доводит!

СОБАЧЬЯ СТАЯ

Собаки неразлучны с людьми настолько давно, что вызывает сомнения тот факт, что когда-то они были дикими. В самом деле, даже австралийские динго, по выводам специалистов, скорее всего, являются изначально не дикими, а одичавшими. И все же в природе дикие собаки не редкость.

Собачьи стаи живут в лесах, но чаще в крупных городах. Численность уличных псов зависит только от количества пищи — отбросов, помоек, в этом они составляют конкуренцию крысам. Бродячие собаки существуют не первый век. Когда-то и у их предков были хозяева.

Некоторые биологи считают, что, оказавшись без человека, которому служили ее предки на протяжении нескольких тысячелетий, собака теряет жизненные ориентиры. Не в силах полностью вернуться в дикий мир, она превращается в маргинала и не знает, кто для нее человек — друг или враг. Однако специалисты считают, что в городских дворнягах нет ничего страшного. Большинство этих собак так или иначе живут при человеке. На рынках, при гаражах, стройках, базах. Если на то пошло, то более нездоровы в психическом плане именно собаки, проживающие в квартирах. Квартирным собакам от силы 300 лет, а дворовым — тысячи.

Структура собачьей стаи достаточно сложна и строго иерархична. Она во многом похожа на структуру волчьей стаи и человечьей. Во главе стоит пара: вожак контролирует мужскую часть стаи, сука следит за женской. Обычно щенков заводит только главная самка, остальные лишь ухаживают за ее потомством. Так животные сами контролируют свою численность.

Вожак, безусловно, главный, но выбирает его себе доминирующая сука, наиболее опытная из всех, авторитетная, сильная, хорошо развитая физически и психически. Только женщина может определить, кто из мужчин самый талантливый, сильный и решительный.

Вожак отвечает за выбор мест обитания, за добывание пищи и защиту стаи от возможных опасностей. От отношений вожаков разных стай зависит, дружить им семьями или драться.

У вожака есть преимущественное право на пищу и продолжение рода, право распоряжаться действиями членов стаи, право устанавливать социальные ранги и отношения членов стаи, право изгнания из стаи. Впрочем, своими правами вожак распоряжается по собственному усмотрению: например, он может уступить право на пищу кому-то из членов стаи.

Старшая мать более всего занимается потомством: она регулирует воспитательный процесс — обучение, наказания, поощрения, игры. Она же заботится о слабейших в случае опасности. В момент нападения на стаю она уводит в безопасное место всех, кто нуждается в защите. Старшая мать может сотрудничать с вожаком в вопросах жизнеобеспечения стаи в целом, а иногда даже принимать участие в боевых действиях, но стратегических решений она не принимает и стаей не командует. И только при отсутствии кобеля, способного принять на себя обязанности вожака, старшая мать начинает командовать стаей.

РАЗУМНАЯ ИЕРАРХИЯ

Следующие по рангу — воины, возглавляет которых старший воин, помогая вожаку в организации охоты, обороны или нападения. Права воина включают в себя право на пищу и на продолжение рода, но право воина на принятие решений весьма ограничено.

Далее идут опекуны. Они имеют право на командование щенками и молодняком и несут ответственность за их воспитание и обучение. В этом ранге выделяются два подранга: пестуны и непосредственно опекуны. Пестунами становятся молодые суки. Обязанности пестуна не добровольны, а предписываются старшими. Причем факт рождения собственных детей еще не переводит молодую суку из ранга пестунов в ранг матерей, для этого перехода необходимо развитие, достаточное для принятия решений в вопросах выживания.

Опекун — это взрослый одинокий кобель, добровольно помогающий пестунам в воспитании молодежи. Никаких решений, даже относительно щенков, опекун не принимает. Может разве что посоветовать.

Щенки не имеют никаких обязанностей — сплошные права на пищу и защиту. Прав на пищу у них даже больше, чем у вожака (но меньше, чем у кормящих матерей).

Переходный возраст у щенков наступает на 6-м месяце жизни, причем не сам по себе, а с подачи пестунов, которые проявляют к подросткам все большую строгость. Щенки очень быстро начинают разбираться в иерархии стаи.

Несмотря на суровые воспитательные меры, психически здоровая собака никогда не проявляет по отношению к щенку настоящей агрессии. Зависимость от матери сохраняется у молодых диких собак лишь до той поры, пока они смогут сами себя кормить, освоят правила охоты и поведения в стае.

И последний ранг, имеющий права, — инвалиды. Если это старый воин, бывший вожак или старшая мать, если у них достаточно ума и опыта, то они будут выполнять функцию советчика для старших рангов. И в случае нападения инвалида будет защищать вся стая. Она же позаботится и о его пропитании.

Собачья стайная иерархия разумна и естественна. Иногда установление этой иерархии связано с кровавыми разборками, но гораздо чаще внутривидовая агрессия, которая вредна для выживания вида, заменяется чисто символическим выяснением отношений: ритуальными позами, грозным рыком и красноречивыми взглядами.

У каждой такой стаи есть своя территория, которую она тщательно охраняет от пришельцев. Но своя личная территория есть и у каждого отдельного члена стаи: собаки могут вместе играть, охотиться бок о бок, но во время отдыха на их личную территорию лучше не вторгаться.

Как видите, в собачьих отношениях гораздо больше человеческого, чем в человеческих. А потому собака имеет все шансы построить крепкую человеческую… стаю. Что она и делает, едва лишь выходит из щенячьего возраста. Мы-то думаем, что завели собаку, она же считает, что приобрела себе людей.

Читайте также:  Собака лучше спортзала! Об этом говорят результаты исследований

Психология собаки. Иерархия

Все собаки – независимо от породы и других индивидуальных качеств – существа стайные. Со своим пониманием взаимоотношений внутри стаи, порядком установления этих взаимоотношений, привилегиями и обязанностями ее членов. Благодаря стайной психологии и, как следствие, инстинктивному подчинению более авторитетной особи – человек получил возможность управлять поведением собак в любом возрасте. Но наряду с подчинением, у собак также заложена готовность доминировать над теми, кто ниже рангом.

Щенок, в силу того что с самого раннего детства его окружают люди – особенно в период социального импринтинга (запечатления) – привыкает к ним, и видит в людях партнеров для социальных взаимодействий. А близкое окружение, считает членами своей стаи, и включает их в свою систему ценностей, где каждый имеет свой ранг и занимает определенную ступень в иерархии. Собака легко вписывается в человеческую семью потому, что система устройства человеческого общества и собачьей стаи очень похожи. В обоих случаях мы имеем дело с иерархической структурой общества, во главе с лидером; со сложными взаимоотношениями между членами группы, построенными на понятии ранговости.

В стаях бродячих собак, стержнем служит иерархическая система, назначение которой заключается в предотвращении драк внутри группы – когда роли распределены, одного пристального взгляда бывает достаточно, чтобы поставить наглеца на место. Конфликт доходит до драки только в том случае, когда ни одна из собак не хочет уступить, а демонстрация силы не дала эффекта.

Иерархическую структуру в собачьей стае можно представить в виде пирамиды, где вершиной является доминант — самое сильное животное в этой стае. Причем лидерство достигается чаще психологическим превосходством, а не физическим.

В целом, авторитет членов стаи зависит от возраста, физической силы, агрессивности, умения драться, и наглости.

Доминант – это глава стаи, самая авторитетная особь в группе. Ему принадлежат лучшие куски пищи, добытые стаей; все течные суки этой стаи, которые ему интересны; лучшее место для отдыха. Вожак ведёт стаю, следит, чтобы члены группы держались вместе, дает сигнал к началу охоты или атаки чужаков, прекращает драки внутри стаи. Основной его обязанностью является контроль за поведением членов группы и поддержание порядка внутри стаи. Доминанту подчиняются все, он – никому. Одного пронзительного взгляда и грозного рычания доминанта часто бывает достаточно для того чтобы осадить зарвавшегося наглеца и напомнить его место. Если это не помогает, то в ход идут удары зубами и корпусом, укусы и трепки. Если другая собака оказывает серьезное сопротивление, вожак может побуждать приближенных к нему членов стаи выступить против нее. В случае успеха на претендента обрушивается ярость всех членов группы. После такой трепки полученной от общества, пострадавшая собака надолго забывает о своих амбициях, ее ранг понижается и если у нее накопилось много врагов, она может перейти в категорию отверженных. Но обо всем по порядку, на ступень ниже доминанта в нашей пирамиде рангов стоят субдоминанты.

Субдоминанты – это сильные, крепкие и агрессивные кобели, причем физической силой и размерами они могут не уступать доминанту, и даже превосходить его. Субдоминанты выполняют функции защиты территории, ресурсов и ее членов от посягательств чужаков. Они бегут впереди стаи и первыми храбро встречают опасность. Кроме этого их основной обязанностью является обеспечение стаи пропитанием, поэтому большую часть своего времени они заняты добыванием пищи. И часто, поисками течных сук. В период размножения некоторые субдоминанты могут получить доступ к самкам, отвечающим благосклонно на их ухаживания. Субдоминанты бывают более сексуально активны и успешны в этом плане, чем доминант. Это происходит в том случае, если течных сук достаточно и доминант не вмешивается, или отсутствует. Субдоминанты подчиняются только доминанту, а сами могут диктовать свою волю низшим по статусу особям.

Периодически, в зависимости от внутреннего ранга и предыдущего опыта, субдоминанты проверяют на прочность лидера. Попытки происходят тем чаще, чем меньшее сопротивления оказывает лидер. В конце концов, власть меняется и вожаком стаи становится другая собака.

Низкоранговые особи стоят ещё на ступень ниже – это, как правило, молодые животные, не достигшие половой зрелости и еще не набравшие силу; или те, кто уже ослаб от старости. Питаются низкоранговые тем, что остается после трапезы других членов стаи, доступа к самкам они не имеют, крайне редко им удается создать пару. Часто они оказываются вытесненными к границам владений стаи. В обязанности низкоранговых собак входит воспитание подрастающего поколения, помощь в добывании пищи и оповещение о приближении чужаков к границам территории. Низкоранговая особь может примкнуть к семейной паре дружественных к ней собак и исполнять роль няньки их щенков.

Отверженные (пограничники) занимают самую нижнюю ступень в иерархии стаи – это собаки, по каким либо причинам впавшие в немилость к членам стаи. Покалеченные, слабые или больные животные, имеющие низкий социальный статус, представители дна собачьего сообщества, изгнанные на самые окраины территории. Они первыми поднимают тревогу при появлении врага, но в бой не лезут, а отступают вглубь территории, где сконцентрированы основные силы стаи во главе с вожаком. Основная задача отверженных членов стаи это оповещение остальных о приближении врага к границам территории своей стаи.

У кобелей и сук отдельная иерархическая структура, в свободной стае не пересекающаяся. Кобели не рассматривают сук как конкурентов, поэтому нормально социализированный кобель никогда суку не тронет. Силовые конфликты между кобелем и сукой возможны только в том случае, если одна из собак или обе – не социализированы, либо в искусственно созданных условиях. Например, если на территорию одной собаки подселяется другая. Однако и в этом случае ранжирование вскоре заканчивается, и новое животное занимает свое место в стае.

Социальная иерархия и отношения собаки и человека

Кто в семье главный? — на этот вопрос должен ответить владелец собаки, независимо от ее породы. Все дело в том, что если мы позволяем собаке занять высокий иерархический статус в семье, она перестанет подчиняться требованиям домочадцев. Ведь только лидер стаи или доминантный член стаи может управлять ее поведением.

Более того, она и сама начнет корректировать поведение членов семьи, поскольку управлять поведением других — один из главных признаков, прав и обязанностей лидера и доминанта. Давайте смоделируем ситуацию. Примем как условие, что ваша собака занимает второе место в иерархической структуре вашей семьи после вас. Пока вы дома, вы управляете поведением семьи-стаи, и собака лежит себе спокойно в сторонке и мирно посапывает. Вы уходите, и собака обязана принять управление стаей на себя, поскольку этого требуют ее статус.

Ваша жена решила, например, подвинуть ее, лежащую на диване, чтобы присесть. Собака в ответ глухо зарычит — с ее точки зрения, субдоминант ведет себя некорректно. Ваша жена, конечно, не примет это всерьез и будет продолжать подталкивать собаку, а собака, не двигаясь с места, покажет клыки — если субдоминант не понимает легкого намека, нужно сделать его веским. «Ах, так!», — сердится, наконец, ваша жена и легонько шлепает собаку.

А та в ответ ударяет клыками зарвавшегося субдоминанта. С собачьей точки зрения, все правильно: если не понимают ваших намеков, нужно переходить к действию. Именно так ведут себя доминирующие собаки в нормальной собачьей стае.

Если собака рычит на членов семьи

Если собака рычит на членов семьи или кусает их, это не значит что она имеет нарушенную психику или противный характер. Нет, просто она или лидер, или доминирующий член стаи.

При этом в другой, не конфликтной, с ее точки зрения, ситуации, она может быть милой, ласковой и любящей собакой. Если вы не хотите иметь конфликтов с собакой в семье, вы должны определить ее иерархический статус и научить правильному поведению с членами семьи!

Как определить, доминантна ли ваша собака? Если у вас есть одна или несколько проблем из перечисленных ниже, то это так:

♦ собака спит в кровати вместе с хозяином или в его спальне

♦ собака не позволяет мужу (жене или другим членам семьи) войти в спальню по возвращении с работы или после длительного отсутствия

♦ собака рычит на вас и домочадцев когда ест

♦ грызет кость или игрушку

♦ собака не позволяет взять у нее игрушки, при этом рычит и пытается укусить

♦ собака первой выходит в дверь, ведет вас за собой на прогулке

♦ собака заставляет вас ласкать ее или играть с ней, когда вы заняты

она рычит в момент игры или оглаживавия собака ест на кухне и клянчит со стола собака не подчиняется или плохо подчиняется командам (при условии, что вы ее дрессировали) собака независима во время прогулок, собака сопротивляется, рычит, а то и кусает, когда вы ее моете, протираете лапы, расчесываете, триммингуете или осуществляете ветеринарные процедуры собака рычит, когда ее сгоняют с дивана или кресла собака грубо (с нанесением покусов) играет с вашими домочадцами и ведет себя с ними бесцеремонно, собака агрессивна к определенным родственникам или друзьям

♦ собака ведет себя агрессивно в отношении других животных, например, кошек или домашнего скота. Если вы не хотите чтобы ваша собака вела себя так, запомните эти проблемы и воспитывайте собаку таким образом, чтобы они не возникли. Многие собаки легко приспосабливаются к подчиненной роли в иерархической структуре семьи и не сопротивляются ей. Они легко подчиняются и не протестуют.

Другие же собаки

Другие же собаки совсем не могут приспособиться к субдоминантной роли. Некоторые из них прирожденные лидеры и всегда сопротивляются воздействиям человека. Третьи собаки — социальные альпинисты (карьеристы).

Они всегда ищут пути и стараются занять место как можно ближе к вершине лестницы семейной иерархии. Прирожденные лидеры и карьеристы могут стать «проблемными собаками» для людей неосведомленных о потребности собак в существовании иерархической структуры. Часто люди сами, не подозревают о том, поощряют собак занять место лидера в семье.

Они обращаются с собаками как с равными социальными, а не субдоминантными партнерами. Они дают им привилегии свойственные только лидерам, например, сон в кровати или на диване. Они позволяют им не подчиняться командам.

Склонность к лидерству

Склонность к лидерству не связана с размером собаки. Даже крошечная болонка может стать домашним тираном. Чаще, именно из маленьких собачек получаются лидеры, так как люди, считая их «малышами», во всем им угождают. По мнению зоопсихологов, лидирующие собаки, не только более уверены в себе, но и более интеллектуальны, чем собаки, занимающие средние и низшие ступени иерархической лестницы. Они могут хорошо себя вести с детьми и незнакомыми людьми.

Все будет продолжаться хорошо до тех пор, пока их интересы не вступят в конфликт с интересами других членов семьи-стаи или пока кто-нибудь не заставит их делать то, чего они не хотят делать. В таких ситуациях эта замечательная собака начинает рычать и кусаться. Кстати, со стороны кажется, без видимых причин.

А причина простая — никто не может управлять поведением лидера. Как уже говорилось, в настоящей стае далеко не каждая конфликтная ситуация завершается дракой. Для того, чтобы поставить субдоминанта на место, достаточно специфической позы, косого взгляда или рычания. Если вдруг найдется глупая собака, которой захочется погрызть любимую кость лидера или занять его спальное место, лидер быстро напомнит ей кто она такая жестким пристальным взглядом или рычанием.

Если собака глупа настолько, что не обращает внимания на эти признаки недовольства, лидер доказывает ее неправоту зубами. Такое поведение очень естественно для собак и является инстинктивным. Хотя, конечно, в человеческой стае-семье оно неприемлемо.

Следует помнить

Следует помнить, что большинство собак не стремятся быть лидерами стаи, но им важно, чтобы лидер в стае был. Лидер в стае — это гарант порядка, ясности и простоты. И если человек (вероятно, хозяин) не становится лидером, этот пост займет собака. Так диктуют ей ее гены. А если вы позволили собаке стать лидером, то вы можете надеяться только на ее милосердие. И это уже дело лидера, быть добрым королем или злым деспотом!

Если ваша собака не является лидером по отношению к вам (ее хозяину), но доминирует над одним или несколькими членами вашей семьи, это тоже не очень хорошо.

Место собаки — в основании иерархической лестницы человеческой семьи. И если собака занимает неподобающее ей место, задача человека — доказать ей, что она всего лишь собака.

Ссылка на основную публикацию