Чувство вины у собаки: есть ли оно?

Есть ли у собаки СОВЕСТЬ?

Способна ли собака испытывать чувства вины и стыда, присущие нам, людям? Может ли она понять, за что ее наказывает человек, и не допускать подобных проступков впредь? Что нужно знать человеку для того, чтобы научиться правильно взаимодействовать с четвероногим другом, и чему следует у него поучиться, – об этом нам расскажет Сергей Юрьевич Черников – зоопсихолог, Президент Ассоциации прикладной зоопсихологии, по совместительству – психолог человеческий.

► ► Сергей Юрьевич, что такое собачья совесть? И есть ли она у собак в принципе?

Хочется вспомнить такую классическую ситуацию, которая сразу же приходит на ум и наблюдается довольно часто: собака в доме начинает грызть все подряд, портит вещи и мебель. Хозяин, поймав собаку на «месте преступления», наказывает ее. Но на следующий день все повторяется снова с той лишь разницей, что нашкодившее животное пытается прятаться, опускает хвост и прижимает ушки. Опять все погрызено, может быть – даже в большем масштабе, но при этом собака демонстрирует поведение, которое мы принимаем за раскаяние и чувство вины. То есть собака вроде бы все поняла, но продолжает пакостить. Возникает некий замкнутый цикл: собака вредит имуществу – ее наказывают. В квартире множество вещей оказывается испорчено, а собака с каждым разом все больше опасается прихода своего владельца. Такую картину можно наблюдать достаточно часто.

Наверное, самое важное, что отличает собаку от человека, – это то, что мы можем осознать свои поступки, а собака – нет. Для людей важно не только осознавать свои поступки, но и уметь сравнивать их с нравственными ценностями общества. И если происходит нестыковочка, вот тут-то нас и начинает мучить совесть.

Понятно, что у собаки таких сложных механизмов нет, да, в общем, она в них и не нуждается. Таким образом, мы смело можем сказать, что собака – бессовестное животное. Собака делает то, что она хочет, и всегда считается со своими желаниями.

► ► А как тогда объяснить поведение, когда собака понимает (а она ведь понимает!), что она что-то сделала не так: вот, например, то самое прижимание ушей и попытка спрятаться от хозяина – ведь это же не что иное, как понимание вины и того, что ей сейчас влетит.

Если животное прижимает ушки, это может значить, что оно чего-то боится или в чем-то не уверено. В чем же не уверена собака в вышеприведенной ситуации? А не уверена она оказывается в своем хозяине, а точнее – в его действиях. Ведь, как мы уже поняли, сделала она все так, все правильно, с собственной позиции, естественно. А за что тогда влетит? Именно отсутствие ответа на этот вопрос и вызывает в ней неоднозначные эмоции, ведь чувство вины и угрызения совести она абсолютно не испытывает. Кстати, именно отсюда произрастает впоследствии собачья хитрость.

► ► Как тогда правильно, например, отучать собаку грызть вещи? И вообще, как ей объяснить, что такое «хорошо» и что «плохо»? Какие механизмы замещают у собаки совесть?

Можно сказать, что совесть у собаки замещает процесс приспособления. То есть свои поступки и действия собака оценивает не так как мы, категориями «хорошо-плохо», а собственной выгодой. При этом значимыми понятиями оказываются «приятно-неприятно», «комфортно-дискомфортно» и т.д. Иными словами, по-человечески, можно сказать, что собака думает примерно так: «Что же я получу в результате своих действий?» Именно оценка по результату оказывается решающей в действиях собаки. Значит, чтобы отучить собаку грызть вещи, нам надо позаботиться об изменении результата ее действий, помня о том, что этот результат будет оценивать сама собака. При такой «игре» с вещами собака неизменно получает удовольствие, то есть положительный результат. Из этого следует, что нам надо создать результат отрицательный, например, чем-то в нее бросить, когда она грызет вещь, или создать ей другое неприятное ощущение. С другой стороны, мы можем просто лишить ее приятных ощущений, либо надев намордник, либо убрав вещи. Эта привычка угаснет сама через некоторое время.

Хочется обратить внимание, что о наказании, которое происходит, как правило, после содеянного, здесь речи не идет, так же как и о проявлениях этой самой совести.

С другой стороны, чтобы разрушительные действия собаки свести к минимуму, а также для правильного развития питомца, владельцу потребуется, совсем не думая о собачьей совести, способствовать реализации нормальных потребностей животного, а также компенсировать альтернативной деятельностью деструктивное поведение. Почти так, как мы способствуем этому у своих детей в детских садах и студиях раннего развития. Например, при грызении вещей надо не столько отучать собаку от этого, но, в первую очередь, приучать грызть что-то другое. Возможно, это будут игры с игрушками, имитирующими добычу, или даже совместная с хозяином «охота» на какую-нибудь латексную курицу или утку.

Строго говоря, владелец собаки вообще несет довольно большую ответственность. Как любой вожак стаи, как любой учитель, он отвечает за реализацию потребностей учеников. И в этом смысле человек играет роль учителя, а собака выступает этаким учеником. И от хозяина требуется понять, какие же потребности собаки он должен реализовать.

► ► Что касается обучения: обучать животное, которое не способно понимать и анализировать, нужно четко следуя определенным собачьим категориям понятий, то есть тем из них, которые заложены в собаку природой. На какие понятия человек должен опираться при дрессировке своей собаки? Ведь собакам не присущи чисто человеческие чувства – это так?

Да, собакам, действительно, не присущи чисто человеческие чувства. Это, прежде всего, чувства, имеющие абстрактную, логическую или моральную окраску.

Вспомним, что основные категории «собачьей психологии» – это «Я хочу!» и «Насколько мне это приятно или выгодно?», а основным языком является не речь, а знаки. Значит, вместо обвинений и разговоров о совести надо использовать правильные и понятные собаке подкрепления ее действий, не только отрицательные, но и положительные, а вместо большого количества слов и лекций – знаковый язык животных. Например, положение собственного тела или определенные ритуалы. Если собака как бы «обижается», будет не лишним вспомнить, что она тебя ни в чем не обвиняет, а значит, ты сам подкрепляешь это внешнее проявление обиды. Ну а при как бы «ревности» от хозяина потребуется правильное распределение внимания между членами семьи-стаи.

► ► Собака способна испытывать чувство привязанности, чувство любви, или нет?

Привязанность – да, конечно. Собака, так же как и мы, привязывается к членам семьи. Это способствует ее лучшей адаптации и выживаемости в природе. А вот любовь… Стоит, наверное, спросить людей, что это такое. Не каждый ответит на этот вопрос. Касаемо собаки нам тоже сложно сказать о том, что это, потому что мы сами не определили для себя, что за чувство такое – любовь. Собака любит по-своему.

► ► Я говорю о случаях, когда, например, собака живет рядом с трассой, с тем местом, где сбили ее хозяина. При этом она не хочет покидать это место и не идет ни к кому. Что это?

Я знаю похожие истории, когда собака жила на кладбище, рядом с могилой хозяина. Конечно, может это и похоже на любовь: человеческая любовь иногда бывает схожа с подобными проявлениями этого чувства у собак. Вообще, любовь имеет очень большой животный мотив, который способствует созданию пары – семьи, и тем самым – продолжению рода. Наверное, с позиции животного мира – это и есть та самая любовь. Но у людей есть еще один компонент, который они вкладывают в это слово – духовность. А тут получается – «любовь по-животному». Для собаки в подобном случае возникает ощущение потери стаи, вожака. И она не знает, что ей дальше делать и как дальше жить – она этого не умеет. Хотя для нее – это не обязательно печальная история, в отличие от того, как мы эту ситуацию воспринимаем. Она там живет, и ей там лучше. Просто по-другому она не может и не умеет.

Строго говоря, владелец собаки вообще несет довольно большую ответственность. Как любой вожак стаи, как любой учитель, он отвечает за реализацию потребностей учеников. И в этом смысле человек играет роль учителя, а собака выступает этаким учеником. И от хозяина требуется понять, какие же потребности собаки он должен реализовать.

► ► То есть это – не верность и не преданность, это какой-то другой поведенческий механизм?

Мы интерпретируем такое поведение через наши человеческие понятия преданности и верности, но механизм – сильная привязанность, доведенная до зависимости, и отсутствие необходимых навыков для дальнейшей самостоятельной жизни.

► ► Но в подобных случаях, как я понимаю, особь сама для себя принимает решение дальше не жить?

Да. Или у нее не хватает для этого опыта, или не хватает навыков охоты, не хватает определенных черт характера, чтобы покорить какую-то территорию или найти новую стаю. Животное, конечно, может испытывать стресс, но он со временем проходит. При отсутствии опыта такой собаке дальше жить одной сложно. Чаще всего такие истории происходят с собаками породистыми, домашними, которые имеют очень сильную связь с хозяином. Связь на уровне зависимости. Тогда потеря хозяина для собаки очень трагична.

Как правило, такими животными движет и неготовность к принятию новой стаи, хотя если бы такие собаки вошли в стаю – для них это было бы лучше. Таким образом, природа делает свой отбор, и остаются особи, которые способны жить более качественно.

► ► Это продолжение все того же естественного отбора…

Еще хочется сказать, что часть правил у животных, в частности – у собак, переходит по наследству: это знания инстинктивные; а часть – и причем, по результатам последних исследований – это большая часть, переходит к собаке путем обучения. Собачий социум очень похож на социум у людей: есть собаки-педагоги, которые обучают младшее поколение этим правилам. Но между нами существует очень большое «НО»: правила и нормы у собак, которые передаются и инстинктивным, и приобретенным путем, обязательно способствуют выживанию рода и отчасти выживанию самой особи. А правила у людей зачастую не способствуют этому. Некоторые человеческие нормы приносят нам не счастье, а болезни, страдания и иногда даже гибель. Психозы и неврозы нередко связаны именно с соблюдением каких-либо норм, противоречащих друг другу.

Читайте также:  Доверие собаки к хозяину. Все о психологии собак!

Проблема в том, что у человека зачастую духовные ценности не стыкуются с морально-этическими и возникает внутренний конфликт. А у собаки такого конфликта нет. Собака подчиняется тем правилам, которые установлены в стае, и ей от этого хорошо.

► ► Получается, что нам есть чему поучиться у собак?

Абсолютно точно. И мы в этой связи говорим о том, насколько свободны собаки и дети (когда они могут быть таковыми) и насколько они потом становятся несвободными, когда взрослеют. Так что, если хотите стать по-настоящему свободными, учитесь у детей и у собак!

Наверное, самое важное, что отличает собаку от человека, – это то, что мы можем осознать свои поступки, а собака – нет.

Чувство вины у собаки: есть ли оно?

Десятки новостных сообщений рассказывают нам о научных открытиях в области эмоций у животных: собаки ревнивы, крысы испытывают сожаление, речные раки ощущают беспокойство и даже мухи боятся приближающейся мухобойки. И, разумеется, если вы живете с домашними любимцами, то наверняка видели их поведение, которое выглядит эмоциональным: они носятся в испуге, прыгают от радости, подвывают в печали, довольно мурлычут. Кажется очевидным, что животные испытывают эмоции так же, как мы. Профессор психологии Лиза Фельдман Барретт в книге «Как рождаются эмоции» рассказывает, так ли это на примере собак.

Виляние хвостом

Собаки, как и другие млекопитающие, ощущают аффект (это общее чувство, которое вы испытываете по ходу каждого дня, например, интуитивное предчувствие, удовлетворение, нейтральное состояние). Тут нет ничего особо удивительного. Один из видимых способов выражения аффекта — виляние хвостом. Они сильнее виляют хвостом вправо во время приятных событий, например при виде хозяина, а влево — при неприятных событиях, например при виде незнакомой собаки. Выбор стороны связан с активностью мозга: считается, что виляние вправо означает относительное увеличение активности в левой половине мозга, и наоборот.

Восприятие других собак

Также кажется, что собаки смотрят на хвосты других собак, чтобы воспринимать аффект. Они более расслабленны, когда видят покачивания хвоста вправо, и более напряжены, когда видят хвост, двигающийся влево; это можно измерить частотой сердечных сокращений и другими факторами. Также представляется, что собаки воспринимают аффект по лицам и голосам людей.

Умение обучаться

Собаки тоже могут учиться понятиям. И это опять же неудивительно. Например, если их научить, они могут отличать на фотографиях собак от других животных. Для этого им нужно провести тысячу или более испытаний (в то время как детям нужно всего лишь несколько десятков). Собаки могут давать правильное определение более чем в 80 процентах случаев, даже если пес на снимке совершенно новый или участвует в сложной сцене. Неплохо для собачьего мозга.

Чувство вины

Ясно, что у собак в голове есть что-то нетривиальное, но у ученых нет никаких подтверждений, что у собак есть понятия эмоций. Фактически имеются вполне серьезные доказательства, что их нет, хотя поведение многих собак и выглядит эмоциональным. Владельцы собак, например, делают вывод о вине, когда считают, что собака что-то скрывает (например, не желает смотреть в глаза) или ведет себя сабмиссивно (опускает уши, ложится, показывает живот или держит хвост низко). Но есть ли у собак понятие вины?


Проверьте себя: как вы думаете, какие эмоции испытывает эта собака? Источник

Этот вопрос расследовался в одном искусном эксперименте. В каждом испытании владелец собаки предлагал ей соблазнительное печенье, а потом давал четкое распоряжение не есть и тут же уходил из комнаты. Однако далее экспериментатор без ведома владельца входил в комнату и влиял на поведение собаки, либо давая это угощение собаке (и собака его съедала), либо унося его из комнаты. После этого экспериментатор говорил владельцу правду или лгал. Половине хозяев рассказывали, что собака послушалась и ее нужно поприветствовать теплым дружеским образом; вторая половина слышала, что собака съела печенье и ее нужно отругать. В результате получалось четыре различных сценария: послушная собака с дружелюбным хозяином, послушная собака, которую отругали, непослушная собака с дружелюбным хозяином и непослушная собака, которую отругали. Что происходило? Отруганные собаки демонстрировали больше признаков, которые люди воспринимают как стереотипные признаки вины, — вне зависимости от того, слушались собаки или нет на самом деле. Это доказательство того, что собаки не испытывают вины, совершив запрещенное действие; наоборот, это их владельцы воспринимали наличие вины, когда считали, что их собака съела печенье.

Ревность

Еще одно исследование рассматривало ревность у собак. Хозяев просили заниматься игрушечной собакой, в то время как настоящая собака на это смотрела. Игрушка лаяла, выла и виляла хвостом. Обнаружилось, что собаки в такой ситуации кусались, выли, толкали хозяина и игрушку, лезли между хозяином и игрушкой чаще, чем когда владелец занимался другой игрушкой или читал книгу. Авторы эксперимента сочли, что эти данные означают наличие ревности у собак, в частности, потому, что многие из тестируемых собак обнюхивали анус у игрушечной собаки. К несчастью, экспериментаторы не проверяли, вели ли себя хозяева в этих трех условиях (игрушечная собака, светильник и книга) как-нибудь по-разному, что могло бы повлиять на поведение собак. Они полагали, что поведение владельцев было одинаковым и что собака понимала, что ревность появлялась только в одном состоянии. Таким образом, даже если многие хозяева домашних животных уверены, что их собаки испытывают ревность, у нас нет научных подтверждений для таких убеждений.


Ревность собак научно не доказана. Источник

Ученые все еще изучают пределы того, что могут делать собаки в отношении эмоций. В некоторых отношениях их аффективная ниша шире нашей, поскольку их обоняние и слух лучше; однако в других отношениях их аффективная ниша же, поскольку они не могут путешествовать в будущее, чтобы вообразить мир, отличный от настоящего. Оценив свидетельства, можно предположить, что у собак нет человеческих понятий для эмоций наподобие сердитости, вины или ревности. Можно представить, как одна отдельная собака могла бы развить собственное похожее на эмоцию понятие, отличающееся от любого человеческого понятия, по отношению к своему хозяину. Однако без языка понятие эмоции у такой собаки с необходимостью будет же, чем у человека, и собака не смогла бы обучить этому понятию других животных. Поэтому вероятность того, что собаки испытывают обычную «сердитость» (или сходное понятие), исчезающе мала.

О чем должны заботиться владельцы собак?

При всех этих накапливающихся подтверждениях, что у собак есть некоторые поистине замечательные умения, мы по-прежнему неправильно понимаем собак. Мы видим в них своих родственников, применяя устаревшую эссенциалистскую теорию человеческой природы. Мы смотрим на собак неправильно, поскольку у нас есть преобладающее стремление найти «внутреннего волка», которого должна приручить цивилизаторская сила, то есть владельцы (интригующая параллель с нашим собственным мифическим внутренним зверем, которого должна смирять рациональность). Собаки — крайне социальные создания, как и волки в дикой природе, пока вы не суете их в зоопарки с кучей незнакомцев. Пустите в какой-нибудь парк несколько собак, и через пару минут они будут вместе играть. Подумайте об этом: мы берем дружелюбное ласковое создание, и оставляем его в одиночестве на большую часть каждого дня. (Можете вы представить такое для ребенка?) Разумеется, они ощущают неприятный аффект с сильным возбуждением. Мы выращивали их, чтобы они аффективно зависели от нас. Поэтому владельцы должны заботиться о телесных ресурсах своих собак. Собаки, возможно, не чувствуют страха, гнева и прочих человеческих эмоций, однако они испытывают удовольствие, несчастье, привязанность и прочие аффективные переживания. И для того, чтобы собаки были успешны как вид при совместной жизни с людьми, аффекта может оказаться достаточно.

Вас тревожит чувство вины, когда вы ругаете вашу собаку?

Мария Петренко

Меня, например, очень сильно мучает чувство вины, когда ругаю своего Штрудика… но иногда это неизбежно, ведь собаки очень «характерные» собаки. Пишите, делитесь — всем очень интересно, тревожит ли вас чувство вины, когда ругаете свою собаку?

Мария Бутакова

Нет, не тревожит. Меня Ричард этому и научил 🙂 после втыка у него с детства было демонстративно хорошее настроение и подчеркнуто независимый вид, посему долго злиться на него невозможно было. И сейчас невозможно 🙂 так что схема «напроказил — получил — помирились» у нас усвоена крепко. 5 минут — и плохое забыто. Наверное, поэтому он и не мстил нам никогда ни за что ни разу в жизни.

Да и сильно мы его почти не ругали, старались больше застыдить, на него это лучше действовало всегда.

Да, еще. С точки зрения воспитательной, между преступлением и наказанием должно не больше 2-3 секунд проходить. Иначе смысла наказывать собаку не имеет.

Вера Дергачева

Я своего ругаю без зазрения совести, могу даже шлепнуть, он у меня такой наглый и хулиганистый: если не ругать, на шею сядет. Вот, например, на улице не слушается, орет на кого-нибудь: пока не прикрикнешь генеральским голосом, не замолчит.

Мария Бутакова

Да, рявкать тоже приходится иногда 🙂 и шлепать в сердцах. Но это мы взаимно за ругань не считаем 🙂

Юлия Соколова

Еще не хватало совестью мучаться. Ведь просто так ругать не будешь. Только за дело.

Кирилл Сазонов

Бывает иногда, когда ставить на место приходится… Но ни в коем случае показывать это собаке нельзя — хозяин всегда прав, кроме тех случаев, когда он уже признал свою ошибку и извинился, хотя даже и тут прав.

Юлия Байдракова

Я, конечно, ругаю, наказываю, шлепаю — все как положено, типа я строгая. Но… он потом сидит и СМОТРИТ! Он ТАК СМОТРИТ! Скорбь и боль всех собак нашего бренного мира в этом взоре… В общем, долго ругаться не выходит.

Мария Петренко

Ну, я вот своего не могу иногда такая злая на него… а иногда, наверно, чуть меньше и могу сразу сжалиться над ним и готова плакать с ним вместе, ему когда грустно и обидно, мне так жалко его сразу… наверно, не смогу я стать воспитателем))))

Читайте также:  Во сколько нужно вставать для прогулки с собакой? Обязательно ли вставать в 6 утра?

Иришка Павлова

Мучает… Но если он напроказничал, то ругать его нужно, иначе не усвоит, что так нельзя. Но буквально минут через 10 минут мы миримся и снова все хорошо))) Я слишком люблю свою прелесть и не могу на него злиться.

Кирилл Сазонов

Злиться и наказывать — нельзя!! Наказывать надо спокойно, демонстрируя, что от этого удовольствия не получаешь. В общем, на лице и в голосе мировая скорбь и стальная твёрдость. Да, я знаю, что это очень тяжело.

Лариса Дуденкова

Наказывать или ругать мою красавицу — значит схватить сердечный приступ самой. Эти глаза, как уже говорили, полные скорби, могут заставить плакать меня :)). Умеет же слопатить такое лицо, что мне становится стыдно, что я такую прелестную собачку ругаю. Вот :)) собаки — знатные хитрюги!

Кирилл Сазонов

Первый год надо потерпеть, а то потом вы будете выполнять «сидеть!», «апорт!», «ко мне!», а ваша собака командовать вам с дивана. Достаточно продержаться год, но очень твёрдо, до жестокости к себе. А дальше будет легче.

Первые дней десять Куся рвался ночью с кухни, где было его место, в комнату… Вы не представляете, какой свиньёй я себя чувствовал! Воспитывайте свою собаку, как спартанского мальчика, и потом она будет вас только радовать!

Мария Бутакова

По поводу жалости к щенкам. Первую ночь в новом доме Ричард, естественно, отметил громкими жалобами. Крики были такие отчаянные и такие детские, что я чуть было не сдалась и не пошла сидеть с ним (он лежал в 1,5 метрах от нас). Муж вовремя сказал «посмотри на него». Оказалось, в перерывах между воплями «у-у-уууу» и «ай-ай-ай-яй-яй» щенок радостно трепал новую игрушку и вообще развлекался, как мог, периодически прислушиваясь к нашей реакции. Стоило ему понять, что его застукали, как скулеж стал тихим, и скоро собака мирно уснула.

Так что провести нас жалобным видом ему больше не удается. Когда ему реально плохо, это видно сразу и на это мы реагируем немедленно.

Мария Бутакова

А вот мамы наши, к сожалению, до сих пор ведутся на умильную морду. за что регулярно бывают наказаны — выполняют все его требования, хочется им того или нет. Объяснять устали, просто запретили делать что-либо, вредящее здоровью собаки (например, шоколадом угощать), остальное — на их усмотрение, им мучиться. Ричард прекрасно знает, кого можно терроризировать, а кого нет.

Чувство вины у собаки: есть ли оно?

Собака никогда не сочтет себя виноватой

Недавно зоопсихологи развеяли устойчивое заблуждение владельцев собак о том, будто бы их питомцы могут испытывать чувство вины. Проведенные эксперименты показали, что наши четвероногие друзья принимают “виноватую позу” после того, как напроказничают, вовсе не потому, что им стыдно за содеянное. Они всего лишь хотят таким образом избежать наказания.

В том, что собаки могут испытывать чувство вины, по данным опроса, уверены 74 процента собаководов из США. Думаю, что и в нашей стране таких людей не меньше — просто в России никто не проводил подобных исследований. Тем не менее, никто из “собачников” не может сказать, почему они в этом уверены — в основном все аргументы сводятся к тому, что сказал при опросе один из американцев: “Я веду себя определенным образом, когда чувствую себя виноватым, и моя собака ведет себя таким же образом в аналогичных обстоятельствах. Я интуитивно знаю, что мое поведение мотивировано чувством вины, поэтому соответствующее поведение моей собаки тоже сопровождается чувством вины”.

Как вы понимаете, подобный случай является типичным “очеловечеванием” животного — ситуацией, когда хозяин подсознательно признает своего любимца таким же человеком, как и он сам. Ну, а здесь вполне уместны подобные аналогии: если я испытываю чувство вины, то и мой пес — тоже. Однако научным доказательством такая аналогия, как вы понимаете, быть не может — ведь людям свойственно “очеловечивать” многое, даже бытовые приборы. Что же, в таком случае следует признать, что стиральная машина, автомобиль или чайник тоже могут испытывать чувство вины?

В то же время любой, кто хоть когда-нибудь имел дело с собаками, знает о том, что эти очаровательные существа, после того, как сделали что-то, что им строго запрещено, ведут себя специфически. Они либо стараются казаться незаметными (прячутся, сжимаются в комок, распластываются по полу), либо активно “просят прощения” — припадая к земле, виляют хвостом, поскуливают и заглядывают в глаза. Однако это нельзя объяснить тем, что наши четвероногое друзья действительно испытывают чувство вины, то есть сожалеют о том, что совершили плохой поступок.

Дело в том, что, как мы помним, собаки — существа социальные, привыкшие жить в сообществах со строгой иерархией. А хозяин для них, несомненно, доминирующая особь, от которой, в случае чего, и нагоняй получить можно. Поэтому, ведя себя таким образом, собака старается умиротворить доминанта и избежать заслуженной трепки. А к чувству вины подобное поведение не имеет никакого отношения — многие из нас видели, как после получения “прощения” четвероногий проказник принимается вновь радоваться жизни, совершенно забыв о том, как вел себя минуту назад.

Итак, этологи (специалисты по поведению животных) отрицают то, что собака может испытывать чувство вины. С их точки зрения, подобное доступно лишь существам, обладающим развитым самосознанием (которого у собак не наблюдается). Тем не менее, в последнее время зоопсихология накопила достаточно данных о том, что животные могут достаточно долго помнить неприятные для них ситуации. Так, например, вороны помнят своих собратьев, которые обижали их тогда, когда они были подростками и даже, став взрослыми птицами, реагируют на них агрессивно.

Весьма интересный случай сообщила также знаменитая исследовательница “говорящих” шимпанзе доктор Сьюзан Сэвэдж-Рамбо. В группе ее питомцев был шимпанзе по имени Остин, у которого было весьма тяжелое детство. От него отказалась собственная мать, а другие члены группы не стали заботиться о брошенном малыше — без помощи людей Остин вообще не выжил бы. Так вот, эти невеселые воспоминания настолько глубоко засели в память обезьяны, что Остин вообще не мог видеть ничего, что напоминало ему о детстве. Он весьма агрессивно реагировал на приближение не только детенышей шимпанзе, но и человеческих детей, а если ему показывали фотографию маленькой обезьяны, стремился разорвать ее.

Получается, что все-таки животные склонны к некоторой рефлексии. И хотя все вышеописанные случаи не были связаны с чувством вины, однако ведь и оно тоже представляет собой некую разновидность рефлексивного поведения. И что самое интересное — как следует из наблюдений, рефлексия свойственна именно общественным животным. Так может быть, собаки тоже в какой-то степени могут быть склонны к ней?

Для того, чтобы выяснить это, группа исследователей из Будапештского университета имени Лоранда Этвеша (Венгрия) под руководством доктора Джули Хехт поставила любопытный эксперимент. Собственно говоря, он был очень похож на тот, что провел в 2009 году психолог из Барнард-колледжа (США) Александр Горовиц. Тогда ученые обнаружили, что собаки, вне зависимости от того, были они в действительности виновны или нет, чаще демонстрируют поведение, связанное с чувством вины, после того как получали нагоняй. Интересным было также и то, что животные которые в эксперименте не нарушали установленного человеком правила, но были наказаны, выглядели более виноватыми, чем те, которые их действительно нарушили. Именно эти эксперименты и навели тогда зоопсихологов на мысль, что собака вовсе не испытывает чувство вины, а просто делает все возможное, чтобы избежать трепки.

В этот раз исследователи решили несколько подкорректировать испытания. Они поставили своей целью получить ответы на два вопроса. Первый из них можно сформулировать так: будут ли собаки, совершившие “преступление” в отсутствие владельца, вести себя по-другому, когда хозяин вернется? А кроме того, их интересовало, сможет ли владелец, входя в комнату и полагаясь исключительно на поведение питомца, понять, хорошо или плохо он себя вел.

Сначала этологи выяснили, как ведет себя каждая из 64 собак, участвовавших в эксперименте, приветствуя хозяина обычным образом. После же они объяснили собакам одно правило — ту еду, что стоит на столе, трогать нельзя. Выяснив, что участники эксперимента их поняли, исследователи оставили собак в комнатках, на низком столике в центре которых была еда. Через некоторое время в помещение входил хозяин, а ученые изучали то, как собака будет его приветствовать. Хозяин же мог ругать своего питомца за то, что он съел угощение, а мог и оставить инцидент без внимания.

В результате выяснилось, что собаки в первый раз принимали “виноватую позу” при приветствии хозяина только тогда, если те начинали ругать их за содеянное. Причем это делали даже те участники эксперимента, которые не тронули лакомство (это выяснилось при контрольном эксперименте, когда хозяина попросили сразу же при входе начать журить своего питомца). Однако при повторах “виноватую позу” принимали лишь те, кто действительно нарушил правило и кого отругали в предыдущий раз.

Это показывает то, что на самом деле собакам рефлексия не особенно свойственна — они не испытывали чувства вины, а лишь хотели избежать наказания. Впрочем, реакцию доминанта на нарушения правила они запоминали быстро — поэтому при повторе принимали “позу умиротворения”, не дожидаясь реакции со стороны хозяина. Впрочем, ничего удивительного в этом нет — ведь память у собак весьма хорошая, да и сообразительностью они не обделены.

В заключение ученые попросили хозяев сказать им, поняли ли они с первого раза, совершила их собака проступок или нет (по условиям эксперимента входящий в комнату хозяин не видел, цела ли еда на столе или нет). Так вот, поначалу 75 процентов владельцев смогли правильно определить, провинилась ли их собака. Такие данные говорят о том, что подобное вряд ли является случайностью.

Тем не менее этологи предположили, что “собачники” могли опираться на предыдущие наблюдения. То есть хозяева просто исходили из того, насколько велика вероятность, что их питомец, вопреки запрету, набросится на еду. После того, как исследователи исключили этот фактор (просто попросив хозяина зайти в комнату к чужой собаке), результат оказался прямо противоположным: никто из людей не смог угадать, нарушила ли собака запрет или нет.

Читайте также:  Доминирование у собак: работает ли концепция «Альфа-собаки»?

Как видите, опыты венгерских ученых доказал, что, скорее всего, чувство вины собакам не свойственно. По крайней мере, внешне они никак его не выражают. А то, что хозяева принимают за “раскаяние”, является всего лишь умиротворяющим поведением, цель которого — любой ценой избежать трепки от доминирующей особи.

Поэтому владельцам собак не следует ждать от своего питомца того, что он “осознает свою вину”. Собака никогда не сможет этого сделать, поскольку просто не понимает, что это такое — “быть виноватой”…

Что чувствуют собаки? Умеют ли они переживать на самом деле?

Если вы живете с собакой, вы наверняка знаете, когда ей весело или грустно, не так ли? Конечно, знаете. Даже научное сообщество признает, что у собак есть эмоции — хоть ученые и не могут напрямую узнать, что переживают собаки. Люди веками поддерживают тесную связь с собаками. В 1764 году Вольтер заметил: «Кажется, что природа дала собаку человеку для его защиты и для его удовольствия. Из всех животных она самая преданная: это лучший друг, который может быть у человека».

Исследования снова и снова показывали положительное влияние собаки в жизни. Исследование 975 владельцев собак показало, что в периоды эмоционального расстройства большинство людей с большей вероятностью обращаются к своим собакам, нежели к своим мамам, папам, братьям, лучшим друзьям или детям.

Собака — лучший друг человека. А человек собаке — друг?

Неудивительно, что собак чаще других животных используют для лечения. Наши лающие друзья все чаще становятся участниками различных программ психического оздоровления — предлагают общение, счастливые ассоциации и беззаветную любовь.

В Великобритании в программе «Собаки как терапия» (Pets As Therapy, PAT) более 5000 активных собак, которые встречают 130 000 людей в неделю. В США тоже есть подобная программа, которая признает шесть национальных организаций, занимающихся оздоровительными встречами с собаками.

Собаки лечат

Считается, что терапию с участием собак впервые изобрел случайно Зигмунд Фрейд. Во время своих сеансов психотерапии в 1930-х годах в его офисе была чау-чау Джофи. Фрейд заметил, что пациенты чувствовали себя более раслабленными и были более открыты в присутствии Джофи, и он взял это на вооружение.

Но официальное начало терапии с помощью животных обыкновенно связывают со временами Второй мировой войны, когда йоркширский терьер по имени Смоки сопровождал капрала Уильяма Линна при посещении служебных госпиталей в Новой Гвинее. Присутствие пса поднимало дух раненых солдат.

Несмотря на все это, только в 1960-х годах появились первые задокументированные случаи собак, работающих помощниками врачей. Американский психотерапевт Борис Левинсон водил с собой собаку Джинглс и добавил «новую размерность детской психотерапии». Несмотря на возмущения коллег, Левинсон отстаивал использование собак в терапевтических целях.

Что чувствуют собаки

Хотя собаки безусловно хорошо нас понимают, мы их понимаем далеко не всегда. Классический пример — когда в доме происходит маленький «инцидент», и владельцы собак думают, что их питомцы чувствуют себя виноватыми. Но собака таким образом выражает сугубо подчинение и как бы хочет сказать «не бейте меня».

Человеку очень сложно убедить себя, что мозг собаки не понимает понятия «хорошо» и «плохо» — а без этого понимания невозможно почувствовать вину. Собака, которая выглядит виноватой, просто боится вашей реакции на ситуацию, отталкиваясь исключительно от прошлого опыта.

Часть основных сложностей, которые сохраняются между собаками и их владельцами, вызвана неспособностью людей правильно читать язык тела своего питомца. Объедините это с тем, что люди считают, что собаки понимают абстрактные понятия и могут рассуждать над сложными логическими цепочками, и проблема налицо.

Песьи гормоны

Другой способ понять, что чувствуют животные, это посмотреть на их гормональную среду. Исследования показали, что когда собак поглаживают их владельцы, у них повышается уровень окситоцина. Среди других функций, этот гормон, как полагают, помогает расслабиться. Это помогает укрепить связь между матерью и ребенком — и между домашним питомцем и его владельцем.

Поэтому, хотя мы не можем точно знать, как чувствует себя собака во время приятных занятий, кажется разумным, что окситоцин вызывает ощущения у собак, схожие с человеческими — и это говорит о том, что собаки чувствуют привязанность и влечение к своим хозяевам.

Точно так же собаки, которые находятся в неприятных обстоятельствах, демонстрируют повышенный уровень гормона стресса кортизола. Одна из ситуаций, вызывающих эту реакцию стресса, это продолжительное одиночество. Собаки — животные со стадным инстинктом, которым нужна компания. Одинокая собака редко бывает веселой — и это должны учитывать все владельцы собак, планирующие свою жизнь.

Все указывает на то, что собаки и люди созданы для того, чтобы жить и работать вместе — и обе части этого уравнения будут счастливы. Поэтому понимание эмоционального состояния каждого из них жизненно важно. Даже если собаки и люди не совсем понимают друг друга, кажется очевидным, что каждый из этих видов не может без другого, а значит мы должны помогать друг другу быть счастливее и здоровее.

Верите в то, что собаки вас понимают? Расскажите в нашем чате в Телеграме.

Чувство вины у собаки: есть ли оно?

Могут ли собаки чувствовать себя виноватыми? 10 распространенных мифов о собачьем поведении

Полные грусти глаза, съежившееся тело, повешенные уши — собака, должно быть, чувствует свою вину, верно? Совсем не обязательно!

В новой книге «Расшифруйте вашу собаку» доктора Дерба и доктора Джон Сирибасси из Американского Колледжа Ветеринарии, эксперты в поведенческой области ветеринарии, написали, что означает такой вид собаки на самом деле, развеяв 10 распространенных мифов о собаках!


Миф №1: Когда собака выглядит виноватой — ей не хорошо потому, что она сделала что-то плохое

Когда ваша собака принимает страдальческий вид, она должна чувствовать себя виноватой по какому-то поводу, верно?
Неправильно! Ваша собака знает, что вы расстроены или злитесь и принимает такой вид, которым на языке собак пытается вас смягчить, успокоить и избежать наказания.


Миф № 2 : Моя собака понимает меня, когда я с ней разгоовариваю

К сожаелнию, собаки способны понимать лишь около 500 слов, и рекордсмен среди них, Бордер Колли по кличке Чейсер, понимает более 1000 слов . Когда мы говорим с нашими собаками, они концентрируются на только на некоторых словах, на тоне нашего голоса, на мимике лица и языке тела.


Миф № 3: Моя новая собака той же породы, что и предыдущая. Соответственно, она будет будет похожа на прежнюю

Как два ребенка из одной семьи в чем-то похожи, но во многом — кардинально различны, так и две собаки одной породы сильно отличаются друг от друга. Например, у малыша Джонни синие глаза, у его сестры Сюзи — того же цвета. При этом Джонни милый и послушный мальчик, а Сюзи упрямая и строптивая девочка. Так же и с собаками одной породы — под схожей внешностью таятся разные характеры.


Миф №:4 Моя собака должна терпеть все, что с ней делают мои дети

Правда в том, что маленькие дети зачастую не знают, как себя вести с собакой. Разрешая детям сидеть на собаке, тянуть ее за лапы или за хвост, бить ее игрушками, беспокоить во время еды, мы даем детям уроки неправильного поведения с собакой. Собаки живые, дышащие и эмоциональные существа, которые требуют доброго и уважительного отношения. Иначе может случиться всякое.


Миф №:5 Огороженный дворик — достаточное для развлечения собаки пространство

Наши четвероногие друзья живут в очень богатом мире запахов и визуальных деталей. Маленький дворик остается одним и тем же каждый день. Собаки жаждут учуять новый запах, проверить еще один куст или дерево — увидеть мир. Но когда они находятся на небольшом дворе в полном одиночестве, могут становиться раздражительными и злыми, нападать на других или даже убегать.


Миф №:6 Все собаки, которые боятся людей, подвергались насилию или преследованию со стороны человека

Некоторых собак, к сожалению, и вправду обижают люди. Но многие собаки, которые демонстрируют озлобленность или страх по отношению к человеку, страдают от другой проблемы: малой социализации. Если собака живет в закрытом пространстве в течении эмоционального взросления (от 8 недель до 9 месяцев), она не научается общению с другими существами, как двуногими так и четвероногими.


Миф №:7 Лучше всего дрессировать собаку, применяя методы доминирования и наказания

Как и люди, собаки лучше учатся примером, как делать правильно, и доброжелательным отношением. У собак есть существенный недостаток — они не знают общепринятых правил человеческого мира. Они не могут главенствовать или контролировать нас, и они не знают, как правильно поступать по отношению к нам. Это полностью зависит от нас, как научить собаку правильному поведению — нашей добротой и гуманным поведением.


Миф №8 Собака, которая портит вещи, оставаясь дома одна, — от природы злая

Собаки, которых запирают дома, часто лают или грызут вещи не от злобы, а от одиночества и волнения, вызванных разлукой. Они не могут расслабиться и успокоиться, когда отделяются от стаи — своей человеческой семьи. Такие собаки нуждаются в перевоспитании, приучении оставаться дома в одиночестве и, может быть, даже в медицинской помощи.


Миф №:9 Собаки, которые кусаются и рычат — тупые

Когда собаки рычат, они пытаются сказать людям, что чувствуют себя некомфортно и боятся. Чего они хотят на самом деле, так это чтобы тот или иной раздражитель перестал их донимать, ушел или остановился. Понимая и уважая этот сигнал, мы можем научить собак позитивной реакции и минимизовать необходимость агрессивных реакций.


Миф №: 10 Собаки и волки — одни и те же

Несмотря на то, что у собак и волков в генах много общего, на этом заканчивается их сходство. Собаки эволюционировали в течении многих тысяч лет, находясь рядом с человеком, и даже без дрессуры понимают многое, на что волки не способны даже после долгих занятий. Прекрасные примеры: собаки понимают указание человеком направления и даже могут просить помощи у человека. Волки этого делать не умеют.

Ссылка на основную публикацию