Знаменитые бульмастифы: герои фильмов и книг

15 известнейших литературных героев и их неизвестные прототипы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Шерлок Холмс

Даже сам автор признал, что у Шерлока Холмса есть много общих черт с его наставником Джо Беллом. На страницах автобиографии можно было прочесть о том, что писатель часто вспоминал о своем преподавателе, говорил о его орлином профиле, пытливом уме и удивительной интуиции. По его словам, доктор мог превратить любое дело в точную систематизированную научную дисциплину.

Нередко доктор Белл пользовался дедуктивные методы дознания. Только по одному виду человека он мог рассказать о его привычках, о биографии и даже порою ставил диагноз. После выхода романа Конан Дойль вёл переписку с «прототипом» Холмса, и тот рассказал ему, что, возможно, именно так и сложилась бы его карьера, выбери он другой путь.

2. Джеймс Бонд

Литературная история Джеймса Бонда началась с серии книг, которые были написаны разведчиком Яном Флемингом. Первая книга серии – «Казино Рояль» — вышла в тираж в 1953 году, через несколько лет после того, как Флеминг был приставлен следить переметнувшимся из немецкой службы в английскую разведку принцем Бернардом. После долгих взаимных подозрений разведчики стали хорошими друзьями. Бонд перенял у принца Бернарда заказывать «Водку-мартини», при этом добавляя легендарное «Взболтать, а не размешивать».

3. Остап Бендер

Человек, ставший прототипом великого комбинатора из “12 стульев” Ильфа и Петрова в свои 80 лет ещё работал проводником на железной дороге в поезде по Москва-Ташкент. Урожденный одессит Остап Шор с нежных ногтей был склонен к авантюрам. Он представлялся то художником, то гроссмейстером по шахматам и даже выступал в качестве члена одной из антисоветских партий.

Только благодаря своей недюжинной фантазии Остапу Шору удалось вернуться из Москвы в Одессу, где он служил в уголовном розыске и вел борьбу с местным бандитизмом. Вероятно, отсюда и почтительное отношение Остапа Бендера к Уголовному кодексу.

4. Профессор Преображенский

У профессора Преображенского из известного булгаковского романа «Собачьего сердца» тоже был реальный прототип – французский хирург русского происхождения Самуил Абрамович Воронов. Этот человек в начале 20-го века произвёл настоящий фурор в Европе, пересаживая железы обезьяны человеку для омоложения организма. Первые операции эффект продемонстрировали просто поразительный: у пожилых пациентов наблюдалось возобновление половой жизни, улучшение памяти и зрения, легкость передвижений, а дети, отстающие в умственном развитии, обретали живость ума.

Лечение в Воронова прошли тысячи людей, а сам врач открыл собственный обезьяний питомник на Французской Ривьере. Но прошло совсем немного времени пациенты чудо-врача начинали чувствовать себя хуже. Появились слухи, что результат лечения всего лишь самовнушение, а Воронова назвали шарлатаном.

5. Питер Пен

Мальчика с прекрасной феей Динь-Динь миру и самому Джеймсу Барри – автору написанного произведения подарила чета Дэвис (Артуром и Сильвией). Прототипом для Питера Пена стал Майкл – один из их сыновей. Сказочный герой получил от реального мальчика не только возраст и характер, но и кошмары. А сам роман – посвящение брату автора – Дэвиду, скончавшемуся за сутки до своего 14-летия во время катания на коньках.

6. Дориан Грей

Досадно, но главный герой романа «Портрет Дориана Грея» существенно подпортил своему жизненному оригиналу репутацию. Джон Грей, который в молодости был протеже и близким другом Оскара Уайльда, был прекрасен, прочен и обладал внешностью 15-летнего мальчика. Но их счастливому союзу пришёл конец, когда об их связи стало известно журналистам. Разгневанный Грей обратился в суд, добился извинений от редакции газеты, но после этого его дружба с Уайльдом закончилась. Вскоре Джон Грей встретил Андре Раффаловича – поэта и выходца из России. Они приняли католичество, а через некоторое время Грей стал стал священником в церкви Святого Патрика в Эдинбурге.

7. Алиса

История Алисы в Стране чудес началась в день прогулки Льюиса Кэролла с дочерьми ректора Оксфордского университета Генри Лиделла, в числе которых была и Алиса Лиделл. Кэррол придумывал историю на ходу по просьбе детей, но в следующие разы не забыл о ней, а стал сочинять продолжение. Спустя два года автор подарил Алисе рукопись, состоявшую из четырех глав, к которой была прикреплена фотография самой Алисы в семилетнем возрасте. Озаглавлена она была «Рождественский подарок дорогой девочке в память о летнем дне».

8. Карабас-Барабас

Как известно, Алексей Толстой, планировал только изложить «Пиноккио» Карло Коллодио русским языком, а получилось, что написал самостоятельную историю, в которой явно проведены аналогии с деятелями культуры того времени. Поскольку толстой не питал слабости театру Мейерхольда и его биомеханике, то именно директору этого театра и досталась роль Карабаса-Барабаса. Пародию можно угадать даже в имени: Карабас — это маркиз Карабас из сказки Перро, а Барабас — от итальянского слова мошенник — бараба. А вот не менее говорящая роль продавца пиявок Дуремара досталась помощнику Мейерхольда, который работа под псевдонимом Вольдемар Люсциниус.

9. Лолита

По воспоминаниям Брайана Бойда, биографа Владимира Набокова, когда писатель работал над своим скандальным романом «Лолита», он регулярно просматривал газетные рубрики, в которых публиковались сообщения об убийствах и насилии. Его внимание привлекла наделавшая шума история Салли Хорнер и Франка Ласалля, произошедшая в 1948 году: мужчина средних лет похитил 12-летнюю Салли Хорнер и держал её при себе почти 2 года, пока полиция не нашла её в обном из калифорнийских отелей. Ласалль, как и герой Набокова, выдавал девочку за свою дочь. Набоков даже вскользь упоминает этот случай в книге словами Гумберта: «Сделал ли я с Долли то же самое, что Франк Ласалль, 50-летний механик, сделал с одиннадцатилетней Салли Хорнер в 48-м?»

10. Карлсон

История создания Карлсона – мифологизированная и невероятная. Литературоведы уверяют, что возможным прототипом этого забавного персонажа стал Герман Геринг. И хотя родственники Астрид Линдгрен эту версию опровергают, такие слухи и сегодня имеют место быть.

Астрид Линдгрен познакомилась с Герингом в 1920-е годы, когда он организовывал авиашоу в Швеции. В то время Геринг был как раз «в расцвете сил», известным летчиком-асом, мужчиной с харизмой и прекрасным аппетитом. Моторчик за спиной у Карлсона – интерпретация на тему лётного опыта Геринга.

Приверженцы этой версии отмечают, что некоторое время Астрид Линдгрен была ярой поклонницей национал-социалистической партии Швеции. Книга о Карлсоне была напечатала в 1955 году, поэтому о прямой аналогии речь идти не могла. Тем не менее, не исключено, что харизматичный образ молодого Геринга оказал влияние на появление обаятельного Карлсона.

11. Одноногий Джон Сильвер

Роберт Льюис Стивенсон в романе «Остров сокровищ» изобразил своего друга Уильямса Хэнсли вовсе не критиком и поэтом, кем он и являлся по сути, а самым настоящим злодеем. В детские годы Уильям перенёс туберкулёз, и ему ампутировали ногу до колена. Перед тем, как книга появилась на прилавках магазинов Стивенсон сказал другу: «Я должен тебе признаться, Злой с виду, но добрый в глубине души Джон Сильвер был списан с тебя. Ты ведь не в обиде?»

12. Медвежонок Винни Пух

По одной из версий, известный на весь мир плюшевый медведь получил своё имя в честь любимой игрушки сына писателя Милна Кристофера Робина. Впрочем, как и все другие герои книги. Но на самом деле это имя от клички Виннипег – так звали медведицу, которая жила в лондонском зоопарке с 1915 по 1934 годы. У этой медведицы было множество ребятишек-поклонников, среди которых и Кристофер Робин.

13. Дин Мориарти и Сэл Парадайз

Несмотря на то, что главных героев в книге зовут Сэл и Дин, роман «В дороге» Джека Керуака сугубо автобиографический. Остается только догадываться, почему Керуак отказался от своего имени в самой известной книге для битников.

14. Дейзи Бьюкенен

В романе «Великий Гетсби» его автор Фрэнсис Скотт Фицджеральд глубоко и проникновенно описал Джиневру Кинг – свою первую любовь. Их роман длился с 1915 по 1917 годы. Но из-за разных социальных статусов они расстались, после чего Фицджеральд написал, что «бедные мальчики не должны даже думать о том, чтобы жениться на богатых девочках». Эта фраза вошла не только в книгу, но и в одноименный фильм. Джиневра Кинг стала и прототипом Изабель Бордж в «По ту сторону рая» и Джуди Джонс в «Зимних мечтах».

Специально для любителей засиживаться за чтением 9 книг, которые читаются на одном дыхании за ночь . Выбрав эти книги, точно не разочаруешься.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

12 знаменитых книжных персонажей, чьё изображение в кино значительно отличается от оригинала

Режиссёры никогда не брезговали экранизировать литературные произведения. Не ну а что, материал классический, проверенный, такой всегда выстрелит, особенно вкупе со знаменитым актёром в главной роли. Но ведь неспроста люди говорят, что книга лучше, дело даже не в полноте сюжета “деревянной” версии, а в том, что порой режиссёры изменяют как самих персонажей, так и их сюжетные линии. Сегодня мы хотим поговорить о видоизменённых книжных персонажах, во внешность которых режиссёры привнесли как крупные, так и небольшие изменения.

Фродо Бэггинс

По рассказам Гэндальфа в книге «Властелин колец» Фродо толстый розовощёкий хоббит со светлыми волосами и двойным подбородком, который был выше всех остальных хоббитов.

Наташа Ростова

На страницах романа «Война и мир», главная героиня описывается как черноглазая дама с большим ртом и черными кудрями.

Алексей Вронский

Блондин Вронский в голливудской экранизации «Анны Карениной» на самом деле был задуман Львом Николаевичем Толстым крепким короткостриженым брюнетом.

Дориан Грей

Вечно молодой и красивый Дориан Грей на страницах книги имел ангельскую внешность: темно-золотистые волосы, голубые глаза и красные губы.

Рэндл Патрик Макмерфи

Главный герой романа «Пролетая над гнездом кукушки» Рэндл Патрик Макмерфи имел длинную и растрёпанную копну рыжих волос с неподстриженными локонами. Также у него был шрам на носу и щеке.

Хитклифф

О герое романа «Грозовой перевал» Хитклиффе известно немного, тем не менее в книге он определённо точно имел тёмную кожу и сильное сходство с цыганом.

Читайте также:  Тайский риджбек: описание породы собак

Джейн Эйр

У Джейн были каштановые волосы и зеленые глаза. Она была очень бледна и напоминала маленького эльфа.

Эллис Бойд “Рэд” Реддинг

В романе Рита Хейворта и «Побег из Шоушенка» Рэд был ирландцем. У него были рыжие волосы и светлая кожа, а поэтому, скорее всего, он также был обладателем веснушек и голубых глаз.

Гарри Поттер

На протяжении всех книг упоминается, что Гарри унаследовал красивые зеленые глаза от матери.

Долорес Амбридж

Один из главных врагов Гарри Поттера, профессор Амбридж, по описанию в книге напоминала большую бледную жабу. Она всегда носила маленький черный бант на голове, похожий на лету. У неё было широкое и дряблое лицо, короткая шея, огромный рот, вьющиеся короткие волосы, а также большие круглые, слегка выпуклые глаза.

Шерлок Холмс

В книгах Артура Конана Дойля, Шерлок имеет тонкий орлиный нос и квадратный, слегка выступающий подбородок.

Воланд

После прочтения «Мастера и Маргариты», зрители ожидали увидеть совершенно иной образ Воланда: 40-летнего мужчину с тёмно-коричневыми волосами и кривым ртом, правый глаз которого должен был быть черным, а левый — зеленым. Также у него должны были быть чёрные брови, одна из которых была выше.

Персонажи книг в фильмах: ожидание и реальность

Блондинка вместо брюнетки, темные глаза взамен ярко-голубых: создавая экранизацию того или иного романа, кинорежиссеры зачастую воплощают в реальность свои собственные образы персонажей, мало похожие на те, что описывали известные авторы. Благодаря этому на свет появляется новое, ничем не уступающее по качеству, но сильно отличающееся от оригинала произведение. Мы собрали в нашем материале киногероев, которые меньше всего похожи на свои книжные прототипы.

Эдит и Илона. «Нетерпение сердца» Стефана Цвейга

Фильм: «Опасная жалость» Эдуара Молинаро, 1979

«Тонкая, бледная, хрупкая девушка, еще почти ребенок, прервав разговор с соседкой, окидывает меня робким взглядом. Она похожа на отца. Я лишь мельком вижу серые глаза, узкое нервное лицо и сперва кланяюсь ей» — так Стефан Цвейг описывает главную героиню своего романа «Нетерпение сердца».

Эдит Кекешфальву, юную парализованную дочь состоятельного дельца, в 1979 году в фильме «Опасная жалость» сыграла французская актриса Мари-Элен Брейя, которой на момент съемок исполнилось тридцать два года. На этом, однако, различия не заканчиваются.

«Худенькое тело заботливо уложено в кресло-каталку, ноги укутаны мягким одеялом, голова покоится на белой подушке; обрамленное рыжеватыми волосами овальное детское личико слегка повернуто, и заходящее солнце придает ему янтарно-золотистый оттенок — некую видимость здоровья»

В противовес цвейговской Эдит, жгучая брюнетка Брейя буквально пышет здоровьем, тогда как Илона, описанная автором как «хорошенькая девушка в широкой развевающейся юбке; карие миндалевидные глаза, смуглое личико, превосходно одета, ничего провинциального», предстает перед зрителем тщедушной блондинкой с тонкими чертами лица.

Наташа Ростова и Лиза Болконская. «Война и мир» Льва Толстого

Сериал: «Война и мир» Тома Харпера, 2016

«Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, выскочившими из корсажа от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка», — пишет о своей любимой героине Лев Толстой. Британцы, которые в 2016 году экранизировали монументальный роман, описаний классика решили не придерживаться: Наташу сыграла белокурая Лили Джеймс.

Лиза Болконская также превратилась в сериале BBC в очаровательную блондинку, тогда как из текста вполне очевидно, что «маленькая княгиня» была обладательницей темных волос: «Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике (страданье только что отпустило ее), черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик, с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. »

Сибила Вэйн и Дориан Грей. «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда

Фильм: «Дориан Грей» Оливера Паркера, 2009

Для экранизации романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» режиссер Оливер Паркер выбирал актеров на главные роли, явно не ориентируясь на описание персонажей в книге. Сибила Вэйн, актриса и единственная женщина, способная пробудить в роковом юноше чувства, похожие на человеческие, в «Дориане Грее» оказывается обаятельной, но отнюдь не красавицей. Актриса Рейчел Херд-Вуд — хрупкая рыжеволосая девушка, тогда как Уайльд описывает свою Сибилу так:

«Представьте себе девушку лет семнадцати, с нежным, как цветок, личиком, с головкой гречанки, обвитой темными косами. Глаза — синие озера страсти, губы — лепестки роз. Первый раз в жизни я видел такую дивную красоту. А голос! Никогда я не слышал такого голоса!»

Грей, созданный Паркером и актером Беном Барнсом, бесспорно, очень хорош собой, однако Дориан Оскара Уайльда обладает набором примет классического красавца:

«Этот юноша и в самом деле поразительно красив, думал он, любуясь его ясными голубыми глазами, золотистыми кудрями, изящным рисунком алого рта. В его лице было нечто такое, что сразу внушало доверие. В нем чувствовалась искренность и чистота юности, ее целомудренная пылкость»

Григорий Печорин. «Герой нашего времени» Михаила Лермонтова

Сериал: «Герой нашего времени» Александра Котта, 2006

В 2006 году российский режиссер Александр Котт снял сериал по роману Михаила Лермонтова «Герой нашего времени». Главную роль исполнил актер Игорь Петренко. Не станем отрицать, что Петренко неплохо воплотил в жизнь образ эгоцентричного Григория Печорина, правда, его внешность совершенно не соответствует книжному описанию. Как минимум потому, что звезда кинематографа — брюнет, тогда как классик настаивает на том, что покоритель женских сердец — утонченный блондин:

«Его кожа имела какую то женскую нежность; белокурые волосы, вьющиеся от природы, так живописно обрисовывали его бледный, благородный лоб, на котором, только при долгом наблюдении, можно было заметить следы морщин, пересекавших одна другую и, вероятно, обозначавшихся гораздо явственнее в минуты гнева или душевного беспокойства. Несмотря на светлый цвет его волос, усы его и брови были черные — признак породы в человеке, так, как черная грива и черный хвост у белой лошади»

Рэндл Патрик Макмерфи. «Над кукушкиным гнездом» Кена Кизи

Фильм: «Пролетая над гнездом кукушки» Милоша Формана, 1975

Это тот случай, когда киногерой и его книжный прототип сильно отличаются друг от друга не только по внешним параметрам, но и по поведению. Литературный Макмерфи, описанный Кизи, как «рыжий, с длинными рыжими баками и всклокоченными, давно не стрижеными кудрями, выбивающимися из-под шапки, и весь он такой широкий: челюсть широкая, и плечи, и грудь, и широкая зубастая улыбка», не имеет с крепко сложенным, темноволосым Джеком Николсоном ничего общего.

Кроме того, Макмерфи Кизи является обладателем длинного шрама, пересекающего нос и скулу, тогда как у персонажа Николсона он отсутствует вовсе. Что касается характера, то здесь ирландец также претерпел существенные изменения: Милош Форман продемонстрировал зрителю закоренелого преступника, чья основная цель — сбежать из ненавистной психиатрической лечебницы. Кизи же рисует образ простодушного парня, своего рода наставника для друзей по несчастью.

10 знаменитых персонажей, списанных с реальных людей

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Героев известных книг и фильмов мы порой воспринимаем как хороших знакомых, но все же помним о том, что это персонажи вымышленные. И тем интереснее узнать, что писателей на их создание вдохновили реальные люди. У них авторы позаимствовали внешность, привычки и даже любимые словечки.

Редакция AdMe.ru собрала прототипов известных героев фильмов и книг — просто невероятно, что они жили на самом деле.

«Рассеянный» Маршака –
академик Иван Каблуков

Оказывается, «человек рассеянный с улицы Бассейной» из стихотворения Самуила Маршака существовал на самом деле! Им был знаменитый чудак, академик Иван Каблуков, который славился своей непрактичностью и рассеянностью. Например, вместо слов «химия и физика» профессор нередко говорил студентам «химика и физия». А вместо фразы «колба лопнула, и кусочек стекла попал в глаз» у него могло получиться: «лопа колбнула, и кусочек глаза попал в стекло». Выражение «Мендельшуткин» означало «Менделеев и Меньшуткин», а обычными словечками Ивана Алексеевича были «совсем не то» и «я, то есть не я».

Профессор прочитал стихотворение, и однажды он припомнил брату Маршака, писателю Ильину, погрозив пальцем: «Ваш брат, конечно, метил в меня!» В черновиках Маршака есть такой вариант начала стихотворения, в котором герой прямо был назван именем и фамилией прототипа:

В Ленинграде проживает
Иван Каблуков.
Сам себя он называет
Каблук Иванов.

Доктор Хаус — доктор Томас Болти

Доктор Томас Болти, которого прозвали «настоящий Хаус», тоже отличается эксцентричностью. Вот он мчит к пациенту, объезжая пробки на роликах.

Создатели сериала о докторе Хаусе заинтересовались историей врача Томаса Болти из Нью-Йорка, который вылечил владельца галереи, 40 лет страдавшего от мигрени. Мужчина обошел несколько десятков врачей, которые пичкали его кучей лекарств от головной боли. А Томас Болти зацепился за то, что больной не переносил яичный желток. Он еще раз внимательно изучил анализы и понял, что пациент уже 40 лет страдает от отравления тяжелыми металлами. После лечения мужчина забыл, что такое мигрень. И это не единичный случай — талант и эрудиция позволяют Болти браться за самые трудные случаи. Его даже называют «медицинским детективом».

Создатели Хауса вдохновились случаями из практики Болти и его несколько эксцентричным поведением. Он сам от сериала не в восторге: «Да, между нами есть некоторое сходство, но фильм мне не нравится. Я категорически против того, чтобы идти по головам, как Хаус, чтобы поставить диагноз». Но кстати, после этого карьера доктора Болти пошла в гору, и теперь он официальный врач офиса MTV.

Дориан Грей — поэт Джон Грей

Английский поэт Джон Грей, с которым Оскар Уайльд познакомился в конце 80-х годов XIX века, стал прототипом Дориана Грея. Утонченный поэт-декадент, умный, красивый и амбициозный, он навеял писателю образ вечно юного и прекрасного Дориана Грея. После выхода знаменитого романа многие стали называть Джона Грея именем героя, да и сам поэт подписал по крайней мере одно из своих писем Уайльду «Дориан». Удивительно, что после 30 лет Джон Грей отказался от богемной жизни, стал католическим священником и даже получил приход.

Читайте также:  Разведение французских бульдогов: что нужно знать владельцу

Шерлок Холмс — профессор Джозеф Белл

У Шерлока Холмса есть много общего с профессором Эдинбургского университета Джозефом Беллом, у которого Конан Дойль работал ассистентом в больнице. Писатель часто вспоминал о своем преподавателе, говорил о его орлином профиле, пытливом уме и удивительной интуиции. Белл был высок, сухощав, резок в движениях и курил трубку.

Он умел точно определить профессию и характер своих пациентов и всегда призывал студентов пользоваться дедукцией. Он приглашал на лекции незнакомых людей и просил студентов сказать, кто они и откуда. Однажды он привел в аудиторию человека в шляпе, и когда никто не смог ответить на вопросы Белла, пояснил, что поскольку тот забыл снять шляпу, то, скорее всего, в последнее время он служил в армии. Там принято оставаться в головном уборе для того, чтобы отдавать честь. А поскольку у него признаки лихорадки, характерной для Вест-Индии, то прибыл, судя по всему, этот человек с Барбадоса.

Джеймс Бонд — «король шпионов» Сидней Рейли

По поводу прототипа Джеймса Бонда ведутся споры, и образ этот во многом собирательный (бывший разведчик Ян Флеминг придал герою и собственные черты). Но многие сходятся в том, что персонаж очень схож с «королем шпионов», британским разведчиком и авантюристом российского происхождения Сиднеем Рейли.

Невероятно эрудированный, он владел семью языками, любил играть в политику и манипулировать людьми, обожал женщин и крутил многочисленные романы. Рейли не провалил ни одной доверенной ему операции и был известен тем, что мог найти выход практически из любого положения. Он умел моментально перевоплощаться в совершенно иную личность. Кстати, он здорово «наследил» в России: в его послужном списке даже подготовка к покушению на Ленина.

Питер Пэн — Майкл Дэвис

На чудесную книгу о Питере Пэне писателя Джеймса Барри вдохновил сын друзей писателя, Сильвии и Артура Дэвис. С Дэвисами он был знаком давно, дружил со всеми их пятью сыновьями, но именно четырехлетний Майкл (блестящий мальчик, как о нем говорили) стал прототипом Питера Пэна. С него он списал черты характера и даже ночные кошмары, которые мучили резвого и отважного, но чувствительного ребенка. Кстати, у скульптуры Питера Пэна в Кенсингтонском саду — лицо Майкла.

Кристофер Робин — Кристофер Робин Милн

Кристофер Робин из книжек о Винни-Пухе Алана Милна — это сын писателя, которого именно так и звали — Кристофер Робин. В детстве отношения с родителями не складывались — мать была занята только собой, отец — своим творчеством, много времени он проводил с няней. Позже он напишет: «Были две вещи, которые омрачили мою жизнь и от которых я должен был спасаться: слава моего отца и „Кристофер Робин“». Ребенок рос очень добрым, нервным и застенчивым. «Прототип одновременно Кристофера Робина и Пятачка», — как потом о нем скажут психологи. Любимой игрушкой мальчика был медвежонок Тэдди, которого отец подарил ему на первый день рождения. А мишка, как вы уже догадались, — это и есть лучший друг Робина Винни-Пух.

«Волк с Уолл-стрит» — брокер Джордан Белфорт

Слева — Джордан Белфорт, и именно о его биографии мы узнаем из успешного голливудского фильма. Жизнь поднимала биржевого брокера на вершину и роняла в грязь. Сначала он с головой окунулся в красивую жизнь, а позже почти на 2 года отправился его в тюрьму за мошенничество на рынке ценных бумаг. После освобождения Белфорт с легкостью нашел применение своим талантам: он написал 2 книги о своей жизни и начал проводить семинары в качестве оратора-мотиватора. Главные правила успеха по его версии таковы: «Действуйте с безграничной верой в себя, и тогда люди поверят вам. Действуйте так, как будто вы уже достигли потрясающих успехов, и тогда вы действительно добьетесь успеха!»

Анна Каренина — Мария, дочь Пушкина

Лев Толстой никогда не скрывал удивительного происхождения своей героини, прототипом которой стала Мария Александровна Гартунг, в девичестве Пушкина. Любимая дочь «солнца русской поэзии» была очень похожа на своего великого отца, и жизнь ей была уготована очень непростая.

Глядя на портрет Марии, можно понять, как выглядела Анна Каренина в представлении Льва Толстого. И арабские завитки волос, и неожиданная легкость полноватой, но изящной фигуры, умное лицо — все это было свойственно Гартунг. Судьба ее была сложной, и, возможно, предчувствие будущей трагедии Толстой уловил в ее прекрасном лице.

Остап Бендер — Осип Шор

Судьба прототипа Остапа Бендера не менее удивительна, чем история «великого комбинатора». Осип Шор был человеком многих талантов: отлично играл в футбол, прекрасно разбирался в юриспруденции, несколько лет работал в уголовном розыске и побывал во множестве передряг, из которых выходил с помощью артистизма и неиссякаемой фантазии пополам с наглостью.

Большой его мечтой было уехать в Бразилию или Аргентину, поэтому Осип начал по-особому одеваться: носил светлую одежду, белую капитанскую фуражку и, конечно же, шарф. Писатели и фирменные фразочки у него позаимствовали, например «Мой папа — турецкоподанный». Это была первая афера Шора — чтобы избежать призыва в армию, он решил выдать себя за турка и подделал документы.

Проделки авантюриста Осипа были неисчислимы: в 1918–1919 годах в Одессе, чтобы добыть средства к существованию, он представлялся то художником, то шахматным гроссмейстером, то представителем подпольной антисоветской организации, то продавал бандитам места в раю. А однажды он попросил у Ильфа и Петрова денег — «за образ» (потом признался, что это шутка). Обо этих событиях рассказывает в своей книге «Алмазный мой венец» Валентин Катаев.

12 героев экранизаций, которые заметно отличаются от книжной версии

В последнее время экранизации литературных произведений приобретают все большую популярность. Однако в стремлении выразить свое видение великого творения режиссеры часто меняют сюжетные линии романов и рассказов, а иногда вносят существенные коррективы во внешность главных героев.

Давайте представим, как выглядели бы персонажи знаменитых книг на экране, если бы полностью соответствовали описанию в первоисточнике.

По словам Гэндальфа, в книге «Властелин колец» Фродо — крепкий, розовощекий хоббит, повыше остальных, со светлыми волосами, раздвоенным подбородком и ясными глазами.

На страницах романа «Война и мир» главная героиня описывается как черноглазая, с большим ртом и черными кудрями.

Белокурый Вронский из голливудской экранизации «Анны Карениной» на страницах романа — плотно сложенный брюнет. Его волосы коротко обстрижены.

Вечно молодой красавец Дориан Грей в книге обладает ангельской внешностью: темно-золотистыми волосами, голубыми глазами, алыми губами.

Рэндл Патрик Макмерфи

В романе «Над кукушкиным гнездом» Макмерфи — рыжий, с длинными рыжими баками и всклокоченными, давно не стриженными кудрями. Поперек носа и через скулу у него рубец.

О внешности главного героя «Грозового перевала» известно немного: темнокожий, сильное сходство с цыганом, напоминающий «сына индусского матроса или вышвырнутого за борт маленького американца или испанца».

Джейн была обладательницей каштановых волос и зеленых глаз, была крайне бледна и напоминала маленького эльфа.

Эллис Бойд «Рэд» Рэддинг

В повести «Рита Хейуорт и спасение из Шоушенка» Рэд был ирландцем. Рыжие волосы с проседью, светлая кожа, а возможно, как у типичных представителей этого типа, веснушки и голубые глаза.

На протяжении всех книг упоминается, что Гарри унаследовал от мамы прекрасные зеленые глаза.

Один из главных врагов Гарри Поттера, профессор Амбридж в книге напоминала большую бледную жабу. На голове всегда носила маленький черный бантик, похожий на муху. Лицо ее широкое и рыхлое, шея короткая, а глаза большие, круглые и слегка навыкате, рот огромный, а волосы кудрявые и коротко стриженные.

У Артура Конан Дойля Шерлок имеет тонкий орлиный нос и квадратный, чуть выступающий вперед подбородок.

После прочтения «Мастера и Маргариты» мессира Воланда зрители ожидали увидеть в совсем ином образе: гладко выбритый брюнет лет сорока с кривым ртом, его правый глаз черный, а левый зеленый. Обе брови черные, но одна из них выше.

P.S. ФШ до соответствия книжному описанию не везде качественный, однако, Дориана, Макмёрфи и Воланда я бы предпочла увидеть в соответствии с книжным описанием.

Найдены возможные дубликаты

Пост интересный, + однозначно, но для вечно негодующих (например с роландом) – актеров выбирают не по внешности, а по способности передать персонажа так, как это видит режиссер. ну и чтобы имя было известное и мордашка смазливая.

Пример: М.Фассбендер отлично сыграл Стива Джобса, хотя ни капли не похож.

Ага, просто последние 2 недели у меня уже жопа слезится от ноющих диванных критиков, которые против черного роланда)

Ага, три с лишних десятка лет для всех фанатов Роланд был белым, а тут вдруг почернел. Чо такого? Вот сыграет Нельсона Манделу хоть тот же Вуди Харрельсон, так ведь все ж афроамериканцы рукоплескать будут.

будут тут орать, что Рэд негр? или двойные стандарты возьмут свое?

Пфф. не, ну Фродо-то вовсе не такой блондин, каким его тут намалевали.

Та часть его описания данного Гэндальфом трактирщику “Гарцующего Пони”, которая может быть принята за цвет волос, звучит как – fairer than most. Что скорее всего надо толковать следующим образом – Через свою мать он принадлежит к Тукам, относящихся к Fallohides, более светлокожему и светловолосому хоббитскому племени(fairer of skin and also of hair), но все же они не блондины, а русые. Фродо, вероятно, тоже русый, или, скорее, темно-русый. А может быть и просто с чуть более бледной кожей. Или же он просто учтивее прочих хоббитов, fairer может быть истолковано и так.А то и вовсе как более приятного вида)))

Кино10 великих книг и их достойных экранизаций

Вспоминаем адаптации Шекспира, Остин, Бронте, Стейнбека и других гигантов

На прошлой неделе в прокат вышла новая экранизация романа Томаса Харди «Вдали от обезумевшей толпы» с Кэри Малиган в главной роли. Харди — классик английской литературы, чьи работы уже не раз переносили на киноэкран, но всегда с разным успехом. Экранизировать классику всегда непросто, да и зрители зачастую выносят вердикт не в пользу режиссера. Мы решили вспомнить 10 одинаково удачных романов и их блестящих экранизаций. Уверены, что про такие очевидные хиты, как «Унесенные ветром», «Лолита» или «Война и мир» Бондарчука, вы и сами помните, так что вот еще несколько картин, достойных своего первоисточника.

Читайте также:  Мальтийская болонка: характер, плюсы и минусы

Гамлет

Многие видели классического для постсоветского пространства «Гамлета» со Смоктуновским в главной роли — очень академичную, но оттого не менее блестящую экранизацию. Сыграть Гамлета — дело чести для большинства актеров, и адаптировали трагедию сотни раз — от кино до театра кабуки. Например, в этом году в постановке лондонского театра Барбикан Гамлета играет всеобщий любимец Камбербэтч. Актер и режиссер Кеннет Брана, снявший новую «Золушку», большую часть своей карьеры посвятил Шекспиру. Не став дожидаться приглашения от других, он сам сыграл большинство главных ролей — в «Гамлете» в том числе. Экранизация Браны собрала исключительно хвалебные отзывы критиков, не последнюю роль в этом сыграло то, что режиссер не стал жертвовать текстом первоисточника в пользу экранного времени. Как и на сцене, «Гамлет» Браны идет полных 4 часа и выглядит эпично: визуальный ряд фильма идет вразрез с привычной аскетичностью других интерпретаций. Из новых экранизаций также заслуживает внимания менее дословная индийская «Хайдер», чье действие перенесено в современный Кашмир.

«Трагическая история
о Гамлете, принце датском»

Уильям Шекспир, 1600–1601

Разум и чувства

Sense and Sensibility, 1995

Мало чьи произведения экранизировали так же часто, как наследие главной английской романистки Джейн Остин. Достойных примеров масса, и большинство из них принадлежат компании BBC, которая наловчилась превращать знаменитые романы в такие же удачные мини-сериалы. Если говорить о фильмах, то на ум сразу приходит «Гордость и предубеждение» с Кирой Найтли, но мы решили вспомнить другое знаменитое произведение писательницы. «Разум и чувства» — первый опубликованный роман Остин, вышедший под лаконичным псевдонимом «Дама». В 1995 Энг Ли снял по нему очень нежный фильм с завидным звездным составом: Эмма Томпсон, Кейт Уинслет, Хью Грант и Алан Рикман — чего еще желать. Томпсон не только сыграла одну из главных ролей, но еще и адаптировала сценарий. Хотя фильму Ли не хватает реализма, режиссер удачно интерпретирует первоисточник, оставаясь внимательным к деталям и юмору.

«Разум и чувства»

Джейн Остин, 1811

Грозовой перевал

Wuthering Heights, 2011

Эмили Бронте до своей смерти успела опубликовать один-единственный роман, но его оказалось достаточно, чтобы навсегда вписать ее имя в анналы английской классики. «Грозовой перевал» Бронте — одна из тех книг, которую сложно экранизировать, но режиссеры из раза в раз пробуют свои силы. Красивый и мрачный фильм Андреа Арнольд с каждым кадром нагнетает ощущение неизбежно надвигающейся опасности, вторя духу оригинала. Режиссер даже не думала снимать еще одну викторианскую драму с героями в идеальных локонах и с накрахмаленными воротничками — описанные Бронте и так пугавшие современников гиперреалистичные сцены насилия, животный ужас и темные стороны человеческой души в фильме Арнольд показаны без прикрас. Особенно режиссера хвалили за интерпретацию Хитклиффа: не идя на поводу у голливудских стандартов, Арнольд остановилась на темнокожем актере, куда более похожем на героя книги, чем его экранные предшественники вроде Тома Харди. «Грозовой перевал» — настоящая книга вне времени: камерность событий выталкивает на первый план трагедию страстей, одинаково понятную и читателям XIX века, и нашим современникам.

Эмили Бронте, 1847

Идиот

Еще один роман, для многих неразрывно связанный с советской экранизацией. Из-за противоречий между режиссером Иваном Пырьевым и исполнителем главной роли Юрием Яковлевым двухсерийный фильм так и остался незаконченным. У экранизации Куросавы еще более душераздирающая история. Режиссер всегда был большим поклонником русской литературы, считал Достоевского своим любимым писателем и мечтал его экранизировать. После успеха «Расёмон» Куросава отважился взяться за русского классика, но перенес главный конфликт романа из далекой России в послевоенную Японию. Когда первую версию фильма, растянувшегося на четыре с половиной часа, приняли холодно, продюсеры заставили Куросаву сократить картину более чем в два раза, что ему, естественно, не понравилось. В итоге вырезанные сцены нигде не сохранились и увидеть тот самый оригинал теперь невозможно. Так или иначе, «Идиот» Куросавы доказывает, что лучшие киноадаптации великих произведений — это не те, что следуют каждой букве, а те, что ищут новый подход.

Фёдор Достоевский, 1869

Усадьба Хауардс-Энд

Howards End, 1992

Э. М. Форстера мы вспоминали совсем недавно — это по его роману снят фильм с молодым Хью Грантом «Морис». «Усадьба Хауардс-Энд» под стать многим другим классическим произведениям из этого списка ставит своей задачей запечатлеть современное писателю время. В случае Форстера это эдвардианская Великобритания на рубеже веков, показанная через переплетенную историю трех семей разного происхождения. В экранизации задействовали только лучших: помимо Энтони Хопкинса, главные роли достались Хелене Бонэм Картер, Ванессе Редгрейв и, как подобает любому хорошем фильму по британской классике, Эмме Томпсон. Последняя получила за эту роль «Оскар». Режиссер картины Джеймс Айвори — половина легендарного дуэта Айвори — Мерчант, который уже несколько десятилетий подряд адаптирует культовые литературные произведения для кино. Дуэт давно стал именем нарицательным, а его работы вызывают неизбежные ассоциации с пафосными историческими драмами. Впрочем, это не отменяет заслуженного успеха «Усадьбы Хауардс-Энд».

Э. М. Форстер, 1910

К востоку от рая

East of Eden, 1955

Стейнбек — один из тех китов, на которых держится американская классическая литература. К нему подступались не раз — по всем главным большим романам есть голливудские экранизации разных лет: от черно-белых «Гроздьев гнева» до «О мышах и людях», снятого в 90-е. Смотреть можно любую из них (за исключением разве что недавних потуг Джеймса Франко), но именно «К востоку от рая» называют самой амбициозной работой писателя, к которой он шел всю свою карьеру. За экранизацию второй половины книги взялся Элиа Казан (дедушка актрисы Зои Казан), к тому моменту успевший перенести на экран невероятно успешную пьесу «Трамвай „Желание“». «К востоку от рая» стал классикой кинематографа, а Джеймс Дин сыграл в нем свою первую главную роль. «К востоку от рая» — настоящее полотно, помещающее библейскую историю о Каине и Авеле в американские реалии. По слухам, в новой экранизации одну из главных ролей исполнит Дженнифер Лоуренс.

«К востоку от рая»

Джон Стейнбек, 1952

Убить пересмешника

To Kill a Mockingbird, 1962

Буквально через несколько дней выйдет скандальный приквел романа «Убить пересмешника»: поговаривают, что «Go Set a Watchman» увидит свет исключительно благодаря пронырливости издателей, публикующих книгу вопреки желанию Харпер Ли. Главная работа писательницы, все эти годы остававшаяся по суди единственной, обеспечила ей прижизненную славу и стала классикой американской прозы. Экранизация пулитцеровского романа об адвокате из Алабамы времен Великой депрессии не заставила себя ждать. Фильм без лишней помпы показывает главное: уничтожающий расизм и тех, кому хватает смелости с ним бороться, становление духа и воспитание доброты в людях. Аттикуса Финча сыграл главный голливудский актер того времени Грегори Пек, получив за свою роль «Оскар». Сама Харпер Ли осталась от фильма в восторге и не раз восхищалась именно игрой Пека.

Пролетая над гнездом кукушки

One Flew Over the Cuckoo’s Nest, 1975

Один из тех случаев, когда книгу читают после того, как посмотрели ее экранизацию, что ни в коем случае не умаляет заслуг первой. В 60-е роман Кизи о противостоянии личности и деспотичного режима был зеркалом происходивших перемен и набиравшего силу движения за гражданские права во главе с Мартином Лютером Кингом. Одновременно с этим американское здравоохранение начало применять принципиально новый подход к лечению психических заболеваний. Бестселлер Кизи во многом основан на личном опыте писателя, работавшего в больнице, подобной той, что описана в романе, а также на его экспериментах с ЛСД. Фильм Милоша Формана — образцовая экранизация, а Николсон в главной роли — величайшая удача. При этом Кизи был против того, чтобы Джек Николсон играл Макмерфи, а сам Николсон и Форман едва переносили общество друг друга на съемочной площадке.

«Пролетая над гнездом кукушки»

Бегущий по лезвию

Blade Runner, 1982

Возможно, лучшая экранизация научной фантастики из всех существующих. Филип Дик стал классиком сай-фая еще при жизни, поднимая в своих произведениях сложные вопросы человечности, сознания, этические и политические дилеммы. «Бегущий по лезвию» — свободная интерпретация романа «Мечтают ли андроиды об электроовцах?». Ридли Скотт не ставил задачи дословно перенести книгу Дика на экран, и, возможно, ровно поэтому фильм оказался в итоге столь успешным. Оба произведения легко существуют как самостоятельные шедевры, не нуждающиеся в поддержке источника или, наоборот, визуальной интерпретации. Охотник на беглых репликантов Декард остается одной из лучших ролей Харрисона Форда, рисковавшего навсегда застрять где-то между Инди и Ханом Соло. Если с книгой всё понятно, то фильм надо смотреть аккуратно: лучше всего, конечно, режиссерскую версию, без закадрового голоса главного героя и дурацкого счастливого конца, навязанного Ридли Скотту студией.

«Мечтают ли андроиды
об электроовцах?»

Филип К. Дик, 1968

Невыносимая легкость бытия

The Unbearable Lightness of Being, 1988

Роман Кундеры о Чехословакии времен Пражской весны, без сомнения, стал современной классикой. «Невыносимая легкость бытия» снималась при активном участии самого писателя, но в итоге он остался разочарован результатом. В одном из чешских переизданий романа Кундера говорит о том, что дух фильма не имеет ничего общего с книгой, но соглашаться с этим не хочется. История о людях, захваченных любовью и неизбежностью выбора, зажила новой жизнью на экране. Во многом это заслуга операторской работы Свена Нюквиста (это он снимал «Фанни и Александр» Бергмана), привнесшего уместную натуралистичность в кадр. Часть очарования фильма таится и в разномастном актерском составе: от англичанина Дэниела Дэй-Льюиса до француженки Жюльет Бинош и шведки Лены Олин, номинированной за роль Сабины на «Золотой глобус».

Ссылка на основную публикацию