Новогодние опасности для птиц: на связи биолог-орнитолог

ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАЩИТЫ ОТ НЕГАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ ПТИЦ

Доклад
ЗооРусь С.К.Рыжов
06 апреля 2007 г., г. Москва, ВВЦ

Мы представляем группу авиационной орнитологии, которая в настоящее время выполняет исследовательскую и экспертную функции в рамках проблемы предотвращения столкновений воздушных судов с птицами в гражданской авиации России. Исследования по данной тематике на отечественных аэродромах ведутся с конца 60-х годов прошлого века. И сегодня нам бы хотелось поделиться малой частью опыта, накопленного специалистами группы за эти годы.
Одной из причин появления доклада, явилась практически полная, по нашему мнению, неготовность персонала птицеводческих хозяйств к самостоятельному планированию и осуществлению активных (!) мероприятий по противодействию диким птицам. В этом мы убедились, познакомившись с деятельностью нескольких птицефабрик Европейской части страны, оказывая консультативную помощь по приглашению администраций этих предприятий.
Отсутствие специальных знаний и навыков у работников, а также инструктивного и методического материала на местах приводит в сумме к неудовлетворительной оценке подобного рода инициатив.

Перейдем к рассмотрению главной темы.
Какова же стратегия в решении задачи по защите любого объекта, в том числе и птицефабрики, от негативного воздействия со стороны птиц, обитающих в природе. Более двадцати лет назад в практику эксплуатации аэродромов и в нашей стране, и за рубежом было внедрено мероприятие по детальному обследованию района расположения объекта с анализом полученных данных.
Полную картину пространственно-временного распределения птиц в исследуемом районе может дать только сбор информации в течение календарного года. Это минимальный срок необходимый для охвата всех периодов годового цикла в жизнедеятельности свободно живущих птиц.
В случае с такими объектами, как птицефабрики нет необходимости в проведении столь масштабных мероприятий по сбору информации, и поэтому, мы практикуем оперативные обследования, на которые затрачивается всего нескольких дней. При этом используются и опросы местного персонала, дающего часто противоречивые сведения, что обусловлено отсутствием даже элементарных навыков в видовом определении птиц.

В ходе мероприятия обследуется территория объекта, а при необходимости и примыкающие к ней участки, проводится осмотр производственных сооружений и определение:
– видового состава и численности птиц, посещающих объект,
– характера пребывания птиц в пределах объекта в течение
суток,
– мест концентрации птиц (это могут быть: участки кормления, дневного отдыха, ночевок, гнездования, водопоя, укрытия),
– направлений и дистанций суточных (или кормовых)
миграционных перелетов,
– действующих факторов, способствующих привлечению птиц разных видов, в район расположения объекта.
Сбор информации о птицах, отмечаемых на объекте, – это Первый шаг.

Второй шаг. Собранная в ходе обследования информация анализируется. Выявляются ключевые участки, сектора или точки воздействие, в которых на диких птиц приведет к желаемым изменениям орнитологической обстановки. На этой основе разрабатывается комплекс мер для конкретного объекта по противодействию птицам. И, наконец, третий шаг – это реализация намеченного комплекса мер. (Четвёртый шаг – оценка результатов).
Теперь ответим на вопрос о том, что может входить в комплекс мер. И рассмотрим возможные стратегические направления действий.

Снижение численности птиц.
Необходимо сразу отметить, что предпочтение следует отдавать проведению мероприятий, направленных на устранение действия самих факторов, привлекающих птиц. В условиях птицеводческих хозяйств самым мощным по значению привлекающим фактором является, конечно же, доступный корм. При этом численность посещающих птицефабрику птиц (например, сизых голубей, домовых и полевых воробьёв) в значительной степени определяется объёмом доступного кормового ресурса.
В такой дисциплине как биотехния, являющейся частью охотоведения, существует понятие – кормовая ёмкость угодий. Трактовать его следует так: на определённой территории может существовать такое количество животных того или иного вида, которое используя кормовое богатство данной территории сможет полностью удовлетворить свои потребности в корме. В отношении животноводческого предприятия приходим к простой формуле: чем меньше остается доступных кормов на складах и в кормовых цехах, чем меньше происходит потерь, тем меньше численность птиц, посещающих объект.

Мероприятия, направленные на устранение действия привлекающих факторов.
В связи с этим в число подобных мероприятий могут входить, например, замена изношенного оборудования транспортеров или ремонт элементов сооружений, направленные на сокращение потерь перемещаемых кормов, тщательная уборка на площадках подъезда к складам зерна, а также на участках проведения погрузочно-разгрузочных работ кормовых цехов и элеваторов,
транспортировка кормов в специализированных автомашинах, а если в бортовых, то под тентами, очищение колес автомашин при выезде со склада и т.д., и т.п. Этих мер может быть множество.

К этой группе мероприятий следует отнести применение различных физических преград, с помощью которых можно проводить изоляцию помещений от проникновения птиц внутрь. Пути проникновения птиц через разбитые окна, вентиляционные отверстия, отверстия подвода коммуникаций, щели между стенами и крышей сооружений, щели от неплотно закрываемых ворот и т.д. должны изолироваться с использованием любых подручных стройматериалов. В этих целях употребимы, например, пенные герметики, а также металлические сетки и сети из синтетических нитей. При этом размер ячеек не должен превышать 25 х 25 мм, это является гарантией того, что ни одна птица, обитающая на территории страны не сможет преодолеть данное препятствие.

Здесь необходимо упомянуть и о ленточных шторах, использующихся для механической защиты проёмов ворот, и о пластиковых шипах, предназначенных для защиты ниш, полок и других архитектурных элементов в основном на стенах зданий в городской застройке. Установка этих элементов по периметру крыш практически бесполезна, возможно лишь их использование на коньке острой двускатной крыши.
Итак мы остановились на ликвидации действия факторов. Привлекающих птиц, при чём, рассмотрели лишь один из подобных факторов, а именно – доступный корм.

Но нельзя забывать о том, то существуют и другие факторы. Например, наличие гнездопригодных мест, как в данном случае.
Рассмотрим ещё два стратегических направления защиты. Это применение активных и пассивных средств отпугивания птиц.

В докладе не будут рассматриваться методические основы применения тех или иных средств, но мы попытаемся обосновать выбор между этими двумя направлениями.
И так, применение активных средств потребует выделение нескольких штатных единиц и проведения обучения соответствующего персонала, без чего эффективная работа не может быть выстроена. Причем проведение мероприятий по защите от птиц должно составлять круг основных обязанностей для данного персонала. Попытки совмещения обязанностей выглядят привлекательными, на первый взгляд, и на практике весьма вероятны, но в плане значительного изменения орнитологической обстановки на объекте мало продуктивны. Поскольку контроль ситуации активными методами и средствами требует постоянного визуального наблюдения за обстановкой и проведения оперативных, а не отсроченных действий.
Ещё один важный момент. Если выстроить работу специально выделенного персонала по принципу с 8:00 до 17:00, существует высокая вероятность того, что птицы просто сместят свою кормовую активность на ранние утренние и поздние вечерние часы и будут продолжать посещать объект, даже не смотря на то, что в традиционное рабочее время к ним применяют самые жесткие меры. Поэтому контролировать ситуацию на объекте с помощью активных средств отпугивания необходимо в течение всего светлого времени суток, иначе возникает риск снижения результативности действий до очень малых значений.

Средства управления поведением птиц
При оптимальной организации рабочего процесса применение активных средств способно обеспечить очень высокий практический результат.
Здесь хотелось бы чуть подробней остановиться на вопросе об отстреле птиц, прилетающих на птицефабрику. Во-первых, необходимо признать уничтожение птиц и эпизодическое, и тем более проводимое постоянно, мерой антигуманной, думаем, что ни кто из присутствующих в зале в возражениях не будет замечен.
Во-вторых. Последствия применения отстрела трудно прогнозировать и просчитывать. Вот пример из нашей практики. Несколько лет назад нами была разработана и апробирована стационарная ловушка для голубей, с помощью которой удавалось отлавливать 40-80 особей за день. Пойманные птицы вывозились на расстояние 120 км от места поимки, получали цветные метки и выпускались; возврата при не наблюдалось. Отлов проводился постоянно и это ощутимо способствовало снижению количества сизых голубей, отмечаемых на объекте. Положительный результат в краткосрочной и среднесрочной перспективах. Но в течение года ситуация изменилась следующим образом. До начала отлова у голубей наблюдались местные кормовые перелеты наибольшей протяженностью 3 – 3,5 км. Через год мы отметили перелёты протяженностью в 6 и более км. Освободившуюся нишу пытались занять птицы с соседних территорий.
Изъятия в районе птицефабрик из природы птиц массовых и широко распространённых видов за счет отстрела, отлова или применения ядов может вызвать их пространственное перераспределение и приток новых особей из соседних районов, что в сегодняшней обстановке приведёт не к снижению, а к увеличению риска распространения гриппа птиц и других инфекционных заболеваний и их заноса на территорию птицефабрик.
И в-третьих, один из важных негативных моментов ружейной охоты – это большое количество подранков при стрельбе дробью (чего, кстати, не наблюдается в охоте с ловчими птицами). Иммунная система полужертвы получает мощнейший удар, и если вольная птица являлась скрытым носителем вируса, высока вероятность проявления его присутствия в организме уже в виде клинических признаков, сопровождающихся интенсивным рассеиванием возбудителя в окружающей среде. Если же подранок был здоров, результат его контактов с зараженными соплеменниками также легко предсказуем. Подобная охота, проводимая сегодня в районах расположения птицефабрик, должна быть отвергнута, ибо способствует лишь осложнению ситуации.
Третье стратегическое направление – это использование пассивных, автоматических или программируемых средств.
К относительно более высоким результатам в этом направлении приводит использование комплекса, состоящего из двух и белее разных по характеру средств. За основу берется биоакустический или ультразвуковой прибор, обеспечивающий основное воздействие, а входящие в комплекс простейшие оптические средства оказывают дополнительный эффект.
С помощью биоакустического оборудования транслируются записи криков реальных птиц, полученные от особей находящихся в экстремальных условиях. Отпугиваемые птицы «считывают» заложенную в сигналах информацию и реагируют соответствующе.
Ультразвуковое оборудование транслирует индифферентные сигналы, но с очень высоким звуковым давлением (до 120 дБ), что также имеет высокий отпугивающий эффект.
Применение данного стратегического подхода требует лишь эпизодических контрольных осмотров мест отпугивания с заменой режимов работы для приборов или мест размещения – для простейших средств.
Средства этой группы практически всегда применяются точечно или на ограниченных площадях.
Выбор тех или иных пассивных или активных средств, а также режимов их применения во многом определяется сложностью ситуации, в которой необходимо проводит отпугивание.
Самая сложная из ситуаций складывается в местах гнездования птиц. Положительного результата здесь исключительно можно добиться, лишь приступив к отпугиванию до начала размножения птиц. Также достаточно сложно отпугивать птиц в местах кормления, особенно зимой в период дефицита кормов и возрастания ежедневного энергопотребления организма пернатых. В этих ситуациях обязательно нужно применять комплексный подход.
Проще бороться с птицами в местах их постоянного отдыха и ночёвок.
И в заключении хотелось бы отметить, что на практике достаточно трудно достичь высоких результатов в области предотвращения негативного влияния со стороны птиц из природы. Поэтому лучший вариант – обратиться к специалисту, т.е. проконсультироваться с орнитологом, хотя бы на этапах обследования объекта и планирования мероприятий.
В каждом субъекте Российской Федерации имеются отделения национального Союза охраны птиц; орнитологи работают во многих научно-исследовательских и природоохранных организациях на территории страны. Обращайтесь и можно выразить уверенность в том, что наши коллеги не откажут в помощи пред лицом, стоящей на пороге всеобщей опасности.

Как обезопасить аэропорты от птиц

После жесткой посадки самолета Airbus A321 “Уральских авиалиний” на кукурузное поле в Подмосковье из-за столкновения со стаей чаек орнитологи предложили составлять для каждого аэропорта специальный “цифровой паспорт”. В нем будут отмечать численность и виды птиц, обитающих вблизи аэропорта, а также наличие озер, рек и мусорных полигонов в окрестностях. Выясняем, как авиагавани защищаются от пернатых сегодня и что нужно делать для улучшения безопасности полетов.

Каждому аэропорту по базе

Фото: ТАСС/DPA/Arne Dedert

Руководитель отраслевой группы авиационной орнитологии Сергей Рыжов предложил создать индивидуальные цифровые базы данных для каждой авиагавани, где будет содержаться информация, необходимая для их эффективной защиты от пернатых. По словам эксперта, это нужно для того, “чтобы понять особенности и характер опасности, которые создают птицы на конкретном аэродроме”.

“Учет многолетних случаев столкновения с птицами, которые происходили на аэродроме и в его районах, вся информация о птицах с течением разных сезонов, времени суток. Перечень всех документов, которые были изданы и реализованы в рамках этого аэропорта”, – пояснил специалист Москве 24.

Кроме того, в базе данных, которую смогут использовать сотрудники аэропорта, должно быть указано наличие в округе крупных и мелких рек и озер, морских побережий, характера растительности, урожайность семян, а также прописано, если вокруг аэропортов есть несанкционированные свалки, мусорные полигоны и прочее.

Сейчас на аэродромах используют комплексы биоакустического оборудования, которые имитируют звуки и крики хищных птиц, шумовые установки, отпугивающие птиц имитацией звуков выстрелов, и другие приборы. Также на аэродромах отпугивают с помощью ловчих птиц – соколов и ястребов, рассказывает эксперт.

При этом, по словам Рыжова, использовать конкретное оборудование необходимо только после глубокого анализа пернатых обитателей окрестностей аэропорта.

Читайте также:  Не знаете как содержать астральдовых?

“Если говорить о чайках, то в Подмосковье обитают целых три вида чаек, которые отличаются по размерам, весу, окраске, деталям поведения. Не понимая, с кем мы боремся, невозможно построить эффективную систему предотвращения столкновений”, – подчеркнул собеседник Москвы 24.

Между тем глава комиссии Мосгордумы по безопасности Инна Святенко поддержала создание в столице центра по обучению хищных птиц борьбе с чайками в аэропортах.

Почему произошел инцидент с Airbus A321?

Фото: Агентство “Москва”/Андрей Никеричев

Заслуженный пилот России Юрий Сытник пояснил Москве 24, что птиц к аэропорту могло привлечь в том числе желание погреться. “Как правило, птицы всегда в районах аэродромов и скапливаются, потому что там теплая полоса. Они греются на ней, садятся и в темное время суток”, – рассказывает он.

“Потом, как правило, недалеко от аэродромов какие-то свалки находятся, отходы туда выбрасываются. Птицы там питаются, поэтому часто бывают столкновения с ними”, – пояснил Сытник. В свою очередь, Минприроды РФ уже потребовало проверить все свалки в районе аэропорта в Жуковском.

Зампредседателя правительства Московской области, министр экологии и природопользования региона Дмитрий Куракин рассказал, что самые рисковые зоны около аэродрома были осмотрены. При этом, подмосковные власти не зафиксировали “орнитологической аномалии” в районе аэропорта Жуковский, где аварийно сел самолет.

Он добавил, что в ближайшее время власти Подмосковья ускорят работу по улучшению экологической обстановки на берегах озера Глушица, где ранее была незаконная свалка. Хотя ее закрыли в 2017 году, остатки ее деятельности сохранились, отметил министр.

Территория возле озера Глушица рядом с аэропортом Жуковский в Подмосковье. Фото: Агентство “Москва”/Андрей Никеричев

А заслуженный военный летчик, генерал-майор Владимир Попов сделал предположение, что птицы могли не среагировать на оборудование, которое их отпугивает, так как пернатые довольно быстро привыкают к меняющимся условиям обитания.

“Перед полетами, например, пропускают пожарные машины, которые включают сирену, световой сигнал, пускают струи воды. Это отпугивает птиц или дезорганизует. И они отлетают на какое-то время, допустим, с мест гнездования или вообще уходят на время из района полетов. Но потом к этим техногенным особенностям птицы привыкают. Поэтому приходится все снова повторять и изыскивать новые методы и способы обеспечения орнитологической безопасности”, – добавил Попов.

По словам руководителя отраслевой группы авиационной орнитологии Сергея Рыжова, также важно соблюдать рекомендации, чтобы птицы не привыкали к этим отпугивающим средствам.

При этом в летно-исследовательском институте имени Громова, который отвечает за систему отпугивания птиц в аэропорту “Жуковский”, сообщили, что все оборудование находилось в рабочем состоянии. В том числе взлетно-посадочная полоса перед вылетом самолета “Уральских авиалиний” была осмотрена на предмет отсутствия птиц.

Орнитолог, кандидат биологических наук Виктор Зубакин считает, что чайки могли столкнуться с самолетом во время “кочевки к югу”.

“Вполне возможно, что это залетевшие к нам на пути миграции северные птицы. Они сейчас собираются в стаи и могут в таких местах отдыхать. Взлетная полоса – это ровное и открытое пространство, где они могут сесть. Птицы слышат самолет, начинают взлетать, но скорость у самолета велика, они не успевают взлететь и улететь в сторону”, – пояснил эксперт.

А пилот, который также в своей практике имел опыт столкновения самолета с чайками, заслуженный работник транспорта России Альфред Малиновский рассказал телеканалу Москва 24, что чайки из-за человеческого воздействия поменяли ареал своего обитания.

При этом эксперт Сергей Рыжов считает, что авария с птицами не могла произойти из-за климатических изменений. “Мне приходилось слышать мнение зарубежных коллег, что из-за изменения климата начинает расти численность пернатых, которые представляют угрозу для полетов самолетов, но, я думаю, что об этом говорить рано”, – пояснил Рыжов Москве 24.

В свою очередь, летчик 1-го класса Андрей Литвинов выразил мнение, что защитить сам самолет от птиц практически невозможно .

“Такой защиты нет и быть не может. Как может какая-то защита располагаться прямо перед двигателем? Воздухозаборник нельзя перекрывать, все самолеты в мире так летают”, – считает собеседник Москвы 24.

“Внимание, птицы в воздухе!” Авиация против пернатых

Кыш отсюда!

В первой части истории мы познакомились с историей военной и гражданской авиационной орнитологии. В окончании уделим внимание приемам предотвращения столкновений самолетов с птицами, которые до сих пор, к сожалению, далеки от совершенства.

Самым, наверное, бережливым способом защиты летательных аппаратов от невинных птиц является регулярный уход за территорией аэродрома. Цель – создание такого внешнего вида, который бы не привлекал птиц. Поэтому никаких свалок поблизости, а все бытовые отходы требуется хранить только в непрозрачных мешках, чтобы не привлекать лишнего внимания зорких птичьих глаз. Кроме этого, все мелкие водоемы должны быть также устранены – они могут стать местом обитания самых опасных, тяжелых и неповоротливых водоплавающих птиц. Траву вблизи ВПП, естественно, регулярно выкашивают (чтобы всякие перепелки гнезда не вили) либо заменяют невысоким клевером с люцерной. Отсутствие высокой травы помогает избегать еще и расселения мелких грызунов, на которых охотятся хищные пернатые. Также предпочтительно вырубать на удалении в 150-200 метров от рулежных дорожек и ВПП все деревья и кустарники.

Это является одним из указаний Международной организации гражданской авиации (ICAO, International Civil Aviation Organization), координирующей соблюдение безопасность авиаперевозок. Дальше – сложнее. В уважающих себя компаниях специалисты исследуют флору на предмет медоносов, которые привлекают насекомых, которые, в свою очередь, являются кормовой базой для птиц. Нередко все вышеописанные приемы не дают ощутимого эффекта – стаи птиц продолжают летать косяками поперек взлетной полосы. Приходится тщательно обследовать территорию на удалении в несколько километров от аэропортов. Таким образом в Томске удалось пресечь смертельно опасные полеты голубиных стай поперек ВПП местного аэропорта. Оказалось, что голуби сотнями летали кормиться из ближайшего села на ферму. Пришлось все доступные корма изолировать от птиц, что и стало решением проблемы. Кстати, выносить аэропорты в глухомань от всего населенных пунктов нельзя – птицы рассматривают поселки как отличную кормовую базу и не отвлекаются лишний раз на место базирования самолетов.

Естественно, пассивные методы защиты аэродромом и аэропортов абсолютно недостаточны и должны применяться в комплексе с активными приемами отпугивания. При этом важно помнить, что только в России каждый десятый вид пернатых занесен в Красную книгу. Это заставляет разрабатывать особые подходы к активной защите путей авиасообщения.

Одним из самых первых способов отпугивания птиц стали биоакустические приспособления, транслирующие пернатым нарушителям сигналы тревоги и крики хищных птиц. Первыми в этом деле стали американцы, когда в 1954 году разогнали нежелательные стаи скворцов записанными птичьими криками бедствия. Современным примером служит зарубежная установка Bird Gard, которая имеет широкий спектр применения — от токсичных для птиц производств и сельскохозяйственных угодий до крупных авиационных транспортных узлов. Из отечественных аналогов можно привести установки «Биозвук МС» и «Беркут». Общим требованиям к использованию подобной техники является удаленность от мест проживания людей – издаваемые звуки очень громкие (более 120 Дб) и способны нарушить психическое равновесие обитателей небольшого поселка. На расстоянии в 100 метров такой звук может вызвать у человека рвоту. Система «Биозвук МС» и менее мощная модификация ММ с 2017 года поставляется в Министерство обороны России. Очевидно, что одним из важнейших объектов использования биоакустических отпугивателей стала авиабаза в Хмеймиме. Во-первых, в зимний период там активность пернатых если и уменьшается, то незначительно, поэтому опасность встречи с птицами фактически круглогодична. И, во-вторых, Ближний Восток – это одна из главных миграционных трасс птиц разного сорта и калибра. Производители биоакустических систем напоминают, что только панические для птиц сигналы недостаточны. Требуются еще как минимум еще и шумовые пропановые пушки, время от времени имитирующие оружейные выстрелы. Настоящим хайтеком стала роботизированная система «Airport Birdstrike Prevention System» от южнокорейских инженеров, которая в автономном режиме способна патрулировать окрестности аэропорта и военной базы. В случае обнаружения бортовым локатором пернатого нарушителя машина отпугивает его акустическим оружием (знает «язык» 13 видов птиц) и облучает лазером.

Однако птицы далеко не всегда готовы адекватно реагировать на звуковые раздражители. Так, в конце 80-х годов в СССР военные и гражданские авиаторы решили провести эксперимент и определить, насколько быстро чайки адаптируются к биоакустическим отпугивателям. Для испытательного полигона выбрали свалку вблизи аэропорта Пулково, которая была словно в снежном покрывале от кормящихся чаек. Включили отпугивающие сигналы. Оказалось, что с каждым разом все меньшее количество птиц реагировало на раздражитель. Удивительно, но даже курицы, живущие в хозяйствах вблизи вертолетных площадок, со временем стали абсолютно индифферентны к пролетающем прямо над ними винтокрылым машинам. Поэтому все ухищрения по биоакустике могут быть эффективны только против непуганых экземпляров.

В своё время ВВС Советского Союза с такими защитными аэродромными системами зашли в тупик. Ежегодно армия теряла от столкновений с птицами до 250 двигателей и несколько самолетов с пилотами. Вот что сказал в начале 80-х годов генерал-майор Виктор Литвинов, начальник Метеорологической службы ВВС:

Итогом такой критики стало постановление правительства СССР, в котором прямо говорилось о необходимости разработке комплекса мер по борьбе с птицами вблизи авиаобъектов. Но случилось это за несколько лет до развала страны…

Петарды, химия и шары

Для усиления эффекта отпугивания дополнительно применяют пиротехнические средства типа ракетницы «Халзан» с патроном ПДОП-26 (патрон для отпугивания птицы). Устройство создает в небе настоящее шоу с хлопками до 50 децибел, искрами и оранжевыми дымами. Предшественниками шумовых газовых пушек были карбидные установки, в которых взрывался ацетилен. Со временем поняли, что гораздо безопаснее и удобнее взрывать готовый газ, чем синтезировать его из карбида и воды. Но в любом случае такие системы малоприменимы для гражданских аэропортов из-за своей взрыво- и пожароопасности. С конца 80-х в мировую практику вошли лазерные излучатели, способные создать ситуацию дискомфорта у птиц на расстоянии до 2 км. Первопроходцами в это деле также были американцы, испытавшие устройства на птицах долины Миссисипи.

Кардинальным способом борьбы с птицами стало банальное отравление животных. Эта практика разрешена не во всех странах. Так, Италии, Австрия, Португалия и еще несколько стран Евросоюза не применяют химическое воздействие на птиц. Авициды (птичьи яды) запрещены и в США. В России такие вещества используются не в авиационном секторе, а для защиты сельскохозяйственных полей. Основным препаратом стал авитрол. Он и его производные в самых минимальных концентрациях вызывают непроизвольные конвульсии у животных, сопровождаемые криками птичьего ужаса. Это очень хорошо отпугивает остальных собратьев по виду. Альфахлоралоз – это снотворное для птиц, используемое на аэродромах. Вид спящих в произвольных позах собратьев вызывает у остальных птиц панику, подозрение в массовом и смертельном отравлении территории. В итоге крылатые нарушители воздушного пространства надолго ретируются. Кстати, прием развешивания трупов птиц на всеобщее обозрение также является эффективным средством отпугивания. Минусом использования химических веществ является немалый процент летальности, а также выветривание отравы с аэродромов.

У птиц очень зоркие глаза. Ученые решили обратить это свойство против них. Яркое изображение глаза хищной птицы или просто контрастные круги на шарах стали новым средством борьбы с пернатыми. Но лишь на первое время. Из воспоминаний советских военных метеорологов:

Точнее об эффективности визуальных средств борьбы и сказать нельзя…

Среди множества других способов защиты летательных аппаратов (сетей, трещоток, радиоуправляемых моделей птиц, зеркальных шаров, пугал и радиолокаторов) выделяются по своей эффективности ручные хищные птицы отрядов соколиных и ястребиных. Они на генетическом уровне вселяют страх в большинство пернатых. Впервые соколы и ястребы встали на службу в основных аэропортах и военных базах мира в 60-х годах, но в СССР они пришли только к концу 80-х. Помогли соседи по социалистическому лагерю из Чехословакии, которые создали методику дрессировки среднеазиатских соколов-балобанов. Однако в Советском Союзе так и не успели наладить практику широкого использования крылатых хищников в интересах авиации. Пожалуй, соколы эффективно работали только в Кремле, отгоняя мирных птичек от ухоженных пейзажей и цветников. Сейчас же большинство крупных аэрогаваней России пользуется недешевыми услугами орнитологической службы, главные роли в которых играют соколы и ястребы. Это тоже не панацея: животные болеют, линяют, устают, требуют специфического ухода и дрессировки. К тому же некоторые птицы отличаются бесстрашием (например, чайки), и, как только хищник садится на руку «оператора», тут же возвращаются на старое место.

Противостояние самолета и пернатых далеко до своего финала. С каждым новым шагом человека птицы находят пути адаптации и снова возвращаются в привычное место обитания. А человек как был лишним в воздухе, так им и остался.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Пушки, шары, ястребы и легавые. Как московские аэропорты борются с птицами

Авиакомпании давно жалуются на орнитологическую обстановку в российских аэропортах. Столкновения с птицами в российских аэропортах происходят гораздо чаще, чем в европейских или в США. Так, по данным Росавиации, в России в 2017 г. на каждые 100 000 взлетов и посадок случалось 3,7 столкновения с птицами, в США – 1,5.

Читайте также:  Большой желтохохлый попугай: фото, описание, продолжительность жизни, разведение

15 августа при вылете из «Жуковского» самолет Airbus 321 «Уральских авиалиний» столкнулся со стаей чаек, которые забили оба двигатели, что привело к их отключению. Пилоты Дамир Юсупов и Георгий Мурзин, которым днем позже президент присвоил звания Героев России, посадили самолет с неработающими двигателями на кукурузное поле.

Это происшествие в очередной раз обратило внимание на орнитологическую проблему. «Ситуация в московских аэропортах лучше, а вот многие региональные аэропорты ведут эту работу для галочки», – говорит гендиректор авиакомпании Utair Андрей Мартиросов.

Чем опасны столкновения самолетов с птицами

«В большинстве случаев это не приводит к повреждению самолета. Но даже в этих случаях дальнейшие полеты судна возможны только после того, как сертифицированный специалист даст соответствующее заключение. А так как во многих аэропортах нет таких специалистов даже для самых распространенных моделей – Boeing 737 и Airbus 320, то самолет надолго выбивается из графика. Крупная птица может привести к серьезной вмятине в фюзеляже и повреждению крыла – это требует дорогостоящего ремонта. Если же птица попадает в двигатель, это может привести к его разрушению и остановке, что и произошло с лайнером «Уральских авиалиний», – объясняет топ-менеджер российской авиакомпании.

Наука отпугивания

«Орнитологическая служба «Домодедово» контролирует популяции птиц на территории аэродрома и в радиусе 15 км от него, несколько раз в день орнитолог осматривает всю площадь аэродрома и при необходимости спугивает птиц звуковыми эффектами. По периметру установлено стационарное оборудование для отпугивания», – рассказал представитель аэропорта.

Авиакомпании давно жалуются на стаи птиц в аэропортах

«Домодедово», «Внуково» и «Шереметьево» для отпугивания птиц используют несколько видов оборудования: пропановые пушки (за счет газа издает хлопки, которые слышны на расстоянии до 1 км), биоакустические установки (имитируют тревожные крики разных видов птиц, предупреждающие об опасности) и акустические установки, имитирующие звуки выстрелов.

Широко используют московские аэропорты и простые технические средства: зеркальные шары с глазами хищных птиц, имитации хищных птиц, блестящие ленты, пугала, говорит представитель «Внуково». «Шереметьево» использует в том числе 129 зеркальных шаров, специально доработанных по требованию аэропорта, говорит представитель «Шереметьево». В арсенале «Шереметьево» 41 противоприсадочная сеть и 900 противоприсадочных шипов – они не позволяет птицам садиться в пределах аэродрома, крепятся шипы также на зданиях и сооружениях аэропорта. На летном поле устанавливаются ловушки для ворон и голубей, для контроля за хищными птицами используются телеметрическое оборудование и датчики слежения, говорит представитель «Внуково».

Также используются подземные установки для отпугивания грызунов, которые служат пищей для пернатых, трава в окрестностях аэродрома скашивается до созревания семян, выявляются и засыпаются локальные понижения грунта, в которых может скапливаться вода, рассказывает представитель «Шереметьево». Дело в том, что даже крошечные водоемы и лужи могут привлечь водоплавающих птиц и ворон для водопоя, объясняет сотрудник крупной авиакомпании.

В СССР аэропорты для сокращения популяций птиц повсеместно использовали охотничьих ястребов. «Домодедово» и «Внуково» используют ястребов-тетеревятников и сейчас. «Внуково» также использует легавых охотничьих собак для поиска гнезд куропаток, перепелов, коростелей, вальдшнепов и бекасов. Ведется подсчет количества птиц и анализ их перелетов, говорит представитель аэропорта.

«По правилам, методы отпугивания нужно время от времени менять, так как непрерывное и слишком частое применение любого отпугивающего средства со временем снижает его эффективность из-за привыкания птиц», – говорит представитель «Внуково».

«Отпугивание птиц – это комплексная системная работа, по сути, подотрасль науки орнитологии. Просто разогнать птиц с аэродрома недостаточно. Методы отпугивания постоянно совершенствуются. Поэтому чисто формальное соблюдение требований по орнитологическому обеспечению – установка чучел и отпугивателей – может и не срабатывать из-за привыкания птиц», – говорит Мартиросов.

Против свалок нет приема

Важный фактор риска – свалки, на которые сами аэропорты повлиять не могут. Но при этом аэропорты отвечают за орнитологическое обеспечение полетов. Поэтому они обязаны через правоохранительные органы добиваться закрытия свалок, говорит топ-менеджер российской авиакомпании. А так как незаконные свалки существуют благодаря коррупции и попустительству чиновников или силовиков, добиться результата очень сложно.

Свалки привлекают чаек и ворон, хотя вороны как самые умные птицы реже всего попадают под самолеты, говорит сотрудник крупной авиакомпании.

«Предположение о том, что причиной жесткой посадки самолета вблизи аэропорта «Жуковский» стали окрестные свалки, на которых обитают чайки, ошибочно. Ближайший к месту посадки полигон – «Сафоново», он расположен в 14 км. Полигон закрыт в 2012 г., отходы туда не завозятся много лет, кормовой базы для птиц нет. Полигон укрыт грунтами и безопасен», – заявил «Ведомостям» сразу после инцидента с самолетом «Уральских авиалиний» министр экологии и природопользования Московской области Дмитрий Куракин.

Но уже вечером 15 августа Росприроднадзор сообщил, что в 2 км от «Жуковского» есть несанкционированная свалка. Компания «Вымпел К» несколько раз штрафовалась за создание свалки, но штрафы не платила, а свалка продолжает существовать, сообщило ведомство.

«По авиационным правилам, нельзя размещать объекты выбросов и размещения отходов, животноводческие фермы, скотобойни и т. п. ближе чем в 30 км от аэродрома в полосах воздушных подходов и ближе 15 км вне полос», – напоминает научный руководитель АНО «Равноправие» Наталья Соколова. Но по факту в 15-километровой зоне от московских аэропортов и военных аэродромов Московской области размещают отходы, зачастую на несанкционированных свалках, добавляет она.

В каких аэропортах птицы чаще всего попадают в самолеты

2017 и 2018 гг. были рекордными по количеству столкновений с птицами в России – 1036 и 1021 случай соответственно, по данным Росавиации. В первом полугодии 2019 г. столкновений было уже 556 – на 20% больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

В 2017 г. больше всего столкновений с птицами было в крупнейших российских аэропортах «Шереметьево» и «Домодедово» (126 и 66). Следом идут «Пулково» и «Внуково» (59 и 46). Но если соотнести количество столкновений с частотой полетов, то хуже всего ситуация обстояла в аэропортах Абакана, Астрахани, Минеральных Вод, Махачкалы.

А самыми безопасными с точки зрения столкновений с птицами из крупных аэропортов в 2017 г. были аэропорты Красноярска (шесть случаев), Сочи и Новосибирска (по семь).

Основные направления авиационной орнитологии Текст научной статьи по специальности « Биологические науки»

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — О.Л. Силаева, В.Д. Ильичёв, С.С. Золотарёв

Описаны основные направления авиационной орнитологии : создание средств и разработка методов управления поведением птиц в целях предотвращения столкновений с самолетами, идентификация останков птиц после столкновения с самолетом.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — О.Л. Силаева, В.Д. Ильичёв, С.С. Золотарёв

MAIN DIRECTION OF AVIAN ORNITHOLOGY

The main directions of avian ornithology are described: the creation of methods and elaboration of means for birds’ behavior control to prevent bird strike . Bird remains identification after bird strike .

Текст научной работы на тему «Основные направления авиационной орнитологии»

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ АВИАЦИОННОЙ ОРНИТОЛОГИИ

О.Л. Силаева, В.Д. Ильичёв, С.С. Золотарёв

Учреждение Российской Академии наук Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН (ИПЭЭ РАН) Ленинский пр., 33, Москва, Россия, 119071

Описаны основные направления авиационной орнитологии: создание средств и разработка методов управления поведением птиц в целях предотвращения столкновений с самолетами, идентификация останков птиц после столкновения с самолетом.

Ключевые слова: авиационная орнитология, столкновение самолета с птицей, идентификация костно-перьевых останков, управление поведением птиц, комитет по опасности птиц для самолетов.

В связи с увеличением количества воздушных перевозок и возрастанием скоростей полетов ситуация со столкновениями самолетов с птицами (ССП) в мире и у нас в стране усложняется. В России, по данным Государственного научно-исследовательского института гражданской авиации (ГосНИИГА), ежегодно происходит от 43 до 68 столкновений самолетов с птицей (ССП). Всего же в год в среднем по неполным данным птицами повреждается около 25 двигателей гражданских самолетов [1].

Международная организация гражданской авиации (ИКАО) собрала информацию по более чем 78 000 ССП, которые имели место в 190 странах с 1965 по 1996 гг. При этом информацию в ИКАО предоставляют только 38 стран из 228 стран — членов этой организации. С 1988 г. по настоящий момент по тем же неполным данным в мире в результате столкновений погибло более 219 человек.

После недавнего происшествия на р. Гудзон, когда только мастерство пилота спасло жизни 155 человек, Федеральное агентство по авиации США (ФАА) под давлением общественности опубликовало давно запрашиваемый документ — статистику по ССП. В 2007 г. общее количество ССП составило 7666. По данным военно-воздушных сил США в военной авиации за этот же год произошло более 5000 ССП. Считается, что статистика ФАА отражает только 20% случаев попадания птиц в самолет. По сообщениям пилотов, в США с 2000 по 2008 гг. произошло по крайней мере 59 776 столкновений. Общий ущерб в военной и гражданской авиации США составляет около 600 млн долл.

Проблема столкновений с птицами привлекла внимание государственных учреждений уже в начале 60-х гг. прошлого века. Вначале основное внимание уделяли технологическим мерам защиты самолетов путем изменения деталей самолета. Но очень быстро пришло понимание того, что нельзя ограничиваться только технологическими мерами, нужны биотехнологические методы, а именно методы управления поведением птиц.

В Ницце (Франция) в 1963 г. проводился симпозиум по вопросам защиты самолетов от птиц. На нем получило «права гражданства» новое направление авиационной орнитологии, возникшее на стыке науки и практики [2]. Это направление официально стало заниматься разработкой биологических и технических мер, предупреждающих столкновения. На помощь авиационным специалистам пришли орнитологи, экологи и биоакустики. В разных странах стали создаваться специальные комитеты, включающие представителей авиации, инженеров и орнитологов (табл. 1).

Комитеты по опасности птиц для самолетов

1962 Комитет по опасности птиц для самолетов Канада Bird Strike Committee Canada

1964 Комитет по опасности птиц для самолетов ФРГ German Bird Strike Committee. Der Deutsche Ausschuss zur Verhtung von Vogelsch^gen im Luftverkehr

1965 Международный комитет по опасности птиц для самолетов (МКОПС) International Bird Strike Committee (IBSC)

1966 Комитет по опасности птиц для самолетов США Bird Strike Committee USA

1966 Европейский комитет по опасности птиц для самолетов (ЕКОПС) 15 стран Европы и Америки Bird Strike Committee Europe (BSCE)

1992 Комитет по опасности птиц для самолетов Италии Bird Strike Committee Italy

2000— 2001 Национальные комитеты по опасности птиц для самолетов в странах Южной Америки: Аргентина, Бразилия, Панама, Уругвай

2009 Всего создано более 20 национальных комитетов по опасности птиц для самолетов

Технологические способы защиты основаны на данных о том, какие виды птиц чаще всего сталкиваются с воздушными судами (ВС). По сведениям Комитета по опасности птиц для самолетов США с 1990 по 2007 гг. в гражданской авиации 31% ССП произошел по вине водоплавающих птиц, в 26% виновниками были чайки, в 18% ССП участвовали хищные птицы. По данным Лаборатории экологии и управления поведением птиц (ЛЭУПП) ИПЭЭ РАН, на первом месте оказался канюк и другие соколообразные, на втором — сизый голубь, третье место поделили между собой воробьи грачи и вороны

Анализ столкновений выявил и другие важные закономерности. Оказалось, что число столкновений по сезонам распределяется неравномерно, возрастая в апреле—мае, достигая пика в июле и сентябре и спадая к ноябрю—декабрю. Наблюдается отчетливое совпадение пиков столкновений со сроками весенних и осенних миграций в мае и сентябре.

В июле начинается массовое появление молодняка и его летние кочёвки. Птиц в эти периоды становится значительно больше, и они ведут очень подвижный образ жизни, что увеличивает вероятность столкновения их с самолетами. В это время трассы горизонтального полета пересекаются мигрирующими стаями.

Многолетняя мировая статистика показывает, что около 75% случаев столкновений происходит непосредственно на взлетно-посадочной полосе или над ней. На высотах от 100 до 500 метров зарегистрировано около 35% столкновений. Именно на этих высотах располагаются коридоры сезонных миграций птиц, а так-

же проходят суточные миграции, и на этих же высотах воздушные суда заходят на посадку и выполняют взлет. Следовательно, столкновения птиц с взлетающим или идущим на посадку самолетом вносят в общую статистику весомый вклад. Изучение аэродромных ситуаций важно еще и потому, что использование различных средств, предотвращающих столкновения, дает здесь больший эффект, чем в условиях горизонтального полета.

Лаборатория экологии и управления поведением птиц уже более 30 лет занимается разработкой мер защиты самолетов от птиц. Наш опыт показал, что необходимо использовать систему мер по предотвращению происшествий в воздухе, куда, кроме технических средств, должны входить мониторинго-экологические [1; 2; 3].

Информационная система орнито-экологического мониторинга. Для постоянного слежения за обстановкой конкретного аэропорта была разработана система орнито-экологического мониторинга территории аэропорта и 15-километровой зоны вокруг него. С помощью мониторинга можно оценить обстановку в каждой конкретной точке контролируемой местности. Система предполагает получение следующих данных:

Читайте также:  Попугай красноголовая аратинга

— численность и плотность распределения оседлых и мигрирующих видов птиц;

— сезонное и суточное распределение присутствующих на обследуемой территории видов птиц;

— высотное распределение мигрирующих и оседлых видов;

— направления полетов мигрирующих видов птиц;

— скопления на местах кормежек и ночлега;

— распределение гнезд и численность видов птиц вблизи наиболее важных объектов аэропорта;

— активность и скорость перемещения стай птиц в зависимости от времени суток и сезона [1].

Эколого-этологические методы. Использование этих методов основано на создании реальной или мнимой непривлекательности территории аэродрома для птиц и других животных. К этим методам относятся:

— контроль за свалками и планомерный вывоз мусора;

— хранение твердых бытовых отходов в пластиковых непрозрачных мешках;

— засыпка или дренаж мелких водоемов;

— регулярное скашивание травы или замена кошения посадкой клевера, который вырастает до определенных размеров;

— оборудование границ взлетно-посадочной полосы канавками, куда будут попадать дождевые черви и мыши во время дождя.

Эколого-этологические методы обладают явными преимуществами перед прямым или косвенным уничтожением птиц, сокращающим их численность. Кроме того, виды, наносящие ущерб на территории аэродрома, в другой эколого-хозяйст-венной ситуации могут оказаться исключительно полезными. Сейчас на территории России почти каждый десятый вид занесен в «Красную книгу». А численность многих других под воздействием хозяйственной деятельности человека со-

кращается довольно быстрыми темпами. Не следует способствовать этому процессу, даже из самых лучших побуждений.

Оптико-акустический программно-аппаратный комплекс. Применять лазерные излучатели в целях отпугивания птиц от аэродромов начали в конце 80-х гг. прошлого столетия. Суть их воздействия в том, что птицы, попадая в поле излучения, испытывают дискомфорт и стараются покинуть «плохое» место. Радиус действия такого оружия до 2 км, степень точности до 100 микрорадиан. Параметры луча лазера таковы, что не причиняют птицам боли. В настоящее время используются и твердотельные лазерные установки.

В ЛЭУПП ИПЭЭ РАН в течение многих лет разрабатывают технические устройства на биоакустической основе, эффективно управляющие поведением птиц. Такие репелленты основаны на воспроизведении тревожных сигналов пернатых (криков бедствия) или синтезированных звуков, содержащих наиболее информативные элементы из негативных птичьих сигналов.

В аэропорту Шереметьево в настоящее время функционируют четыре стационарных и одна мобильная биоакустическая установка. Воспроизводя тревожные крики семи видов птиц, они отпугивают «нарушителей» в радиусе 220 м. Такая же техника используется в других аэропортах России: Внуково, Домодедово (Москва), Толмачёво (Новосибирск), Пулково (Санкт-Петербург). У этих устройств есть ультразвуковые аналоги с диапазоном частот от 20 до 26 кГц.

Очень перспективна комплексная методика защиты от биоповреждающей деятельности птиц — оптико-акустический программно-аппаратный комплекс. Этот метод разработан в ЛЭУПП ИПЭЭ РАН. Он сочетает одновременное применение сканирующего светового устройства и акустических репеллентных сигналов. Это крики бедствия и тревоги, а также синтезированные отпугивающие сигналы. В оптико-акустическом комплексе используется твердотельный лазер с длиной волны 540 нанометров и мощностью излучения в 150 милливатт с оптической фокусирующей системой. Радиомодем, разработанный в НИЦ распознавания образов, позволяет дистанционно управлять комплексом. Площадь действия устройства до 20 000 м2. Комплекс воздействует на всех птиц, кроме сизых голубей. Голуби обычно держатся вместе с врановыми, и на них комплекс действует индуктивно — при отлете врановых голуби также срываются со своих мест. Эта установка не имеет аналогов за рубежом.

Методы таксономической идентификации по костно-перьевым останкам. Полная идентификация птицы, т.е. ее видовой и популяционной принадлежности, необходима для общего анализа столкновений, а также создания условий по предотвращению их в дальнейшем. За рубежом идентификация останков птиц после столкновения с летательными аппаратами поставлена на поток. В Смит-соновском институте в Вашингтоне с использованием разветвленных баз данных определяются останки всех птиц, ставших причиной ССП [4]. В сети Интернет имеются подробные анкеты с данными по каждому ССП и инструкции по сбору останков птиц [5]. У нас в стране на определение профессиональным орнитологам попадают лишь останки тех птиц, столкновение с которыми привело к тяжелым последствиям, т.е. расследуется лишь небольшая часть летных происшествий с участием птиц.

В Лаборатории ИПЭЭ РАН разрабатываются новые идентификационные методы и создаются базы данных:

— эталонные макро- и микроструктурная базы данных по перьевым останкам самолетоопасных видов птиц

— базы данных по костно-перьевым останкам птиц после ССП. Микроструктурная эталонная база содержит в настоящее время около 400

фотоизображений микроструктуры пера 16 видов птиц. Макроструктурная эталонная база включает полные коллекции отсканированных изображений перьев (по всем птерилиям) — 35 видов (66 особей) и неполные (по части птерилий) — 26 видов (50 особей).

Идентификационные методы включают макро- и микроисследование кост-но-перьевых останков, а также метод ДНК [6—8].

[1] Ильичёв В.Д., Силаева О.Л., Золотарёв С.С. и др. Защита самолетов и других объектов от птиц. — М.: КМК, 2007.

[2] Ильичёв В.Д. Эти полезные вредные птицы // Наука в России. — 1990. — № 4.

[3] Якоби В.Э. Биологические основы предотвращения столкновений самолетов с птицами. — М.: Наука, 1974.

[4] Dove C.J. The identification of bird strike remains // Flying Safety. — 2002. — No. 9. — Vol. 58. — P. 5—8.

[6] Силаева О.Л. Определение таксономической принадлежности птицы по одиночным перьям и их останкам // Успехи современной биологии.— 2008. — № 2. — C. 208—222.

[7] Ilyichev V.D., Nechval N.A., Birjukov V.Y. A general statistical approach to identification of bird remains after collision between aircraft and birds // Proc. 20 Meet. BSCE. Helsinki. — 1999. — P. 169—178.

[8] Prast W., Shamoun J. BRIS Bird Remains Identification System. CD ROM, published by ETI. — Amsterdam, 1997, 2001.

MAIN DIRECTION OF AVIAN ORNITHOLOGY

O.L. Silaeva, V.D. Ilyichev, S.S. Zolotarev

Institution of Russian Academy of Sciences Severtsov Institute of Ecology and Evolution

Leninskypr., 33, Moscow, Russia, 119071

The main directions of avian ornithology are described: the creation of methods and elaboration of means for birds’ behavior control to prevent bird strike. Bird remains identification after bird strike.

Key word: avian ornithology, bird strike, identification of bone and feather remains, birds’ behavior control, Bird Strike Committee.

“Представьте, что вы – птица”. Витебский орнитолог поделился секретами своей работы

Белорусский орнитолог, доцент Витебского госуниверситета, автор нескольких монографий, фотограф Владимир Ивановский пользуется авторитетом у специалистов по хищным птицам Европы. Он стал первым на постсоветском пространстве, кто написал книгу про сокола-дербника. А еще именно он доказал, что орел-беркут гнездится в Беларуси. В декабре ученому исполнится 70 лет. Но он по-прежнему забирается на вершины деревьев, чтобы соорудить жилище для птиц, окольцевать их.

Кстати, Ивановский разработал специальные пики-древолазы и другие «аксессуары» для орнитологов, которыми многие пользуются, возможно, даже не зная, что их автор живет в Витебске.

Мы общались с этим удивительным человеком прямо на болоте. Специалист по хищным птицам занимался привычным делом — лихо залез на дерево и примерно час строил «дворец» для беркута.

Из математиков — в биологи

Владимир Валентинович родился в Дагестане в семье преподавателя иностранных языков и ветврача. Оттуда родители уехали, когда будущему орнитологу было три года. Отец работал в Ставропольском крае, Татарской АССР, Таганроге. А мать — родом из Астрахани, дочь военного моряка. Дед прослужил на флоте 25 лет, два раза пересек экватор, был человеком с золотыми руками, иконы рисовал.

— Благодаря дедушке полюбил море. И после 8-го класса поступил в Астраханское речное училище. Но во время практики понял: это не мое. Не могу долго жить на корабле, в замкнутом пространстве. После 3-го курса в армию забрали. Служил на флоте, — рассказывает Ивановский.

После армии он случайно купил научно-популярную книгу Владимира Галушина «Хищные птицы». Она понравилась так, что решил изучать птиц. Спустя годы Галушин стал наставником Ивановского.

Владимир Валентинович — одновременно математик и биолог:

— Школу окончил с серебряной медалью. Первый диплом о высшем образовании — учителя математики — получил в Таганрогском пединституте. До этого окончил три курса в радиотехническом. Вместе с женой в начале 1970-х годов приехал в Витебск. Супругу сюда направили по распределению — на завод электроизмерительных приборов.

Витебщина, богатая лесами, озерами и болотами, очень понравилась Владимиру. В то время он уже был не новичком в орнитологии. На витебском заводе работал слесарем. Потом — инженером-программистом в вычислительном центре. В то же время увлеченно изучал птиц, ездил на конференции, которые проводились в разных городах СССР.

На одном из симпозиумов познакомился с профессором Владимиром Флинтом — президентом Союза охраны птиц России, почетным членом Британского орнитологического союза и Национального географического общества США. Он и предложил Владимиру стать профессиональным биологом. Второе высшее образование Ивановский получил в Орехово-Зуево — на биофаке пединститута.

Владимир с теплотой вспоминает и известного белорусского биолога, орнитолога Анатолия Дорофеева. Он преподавал в Витебском государственном пединституте (ныне университет. — Авт.). У Дорофеева многому научился, именно от него получил приглашение преподавать в 2008 году на новой кафедре экологии и охраны природы.

«Прививка» от хищника

Чтобы стать хорошим орнитологом, нужно не только прекрасно разбираться в пернатых, но и быть выносливым человеком, который может иногда сутками, неделями ходить по лесу, болоту, чтобы отыскать гнезда редких птиц. Нужно быть альпинистом, чтобы залезть на дерево. А еще — строителем, чтобы соорудить искусственное гнездовье. Плюс фотографом, чтобы зафиксировать находку.

— Я первым нашел гнездо орла-беркута на Белорусском Поозерье. Тогда был помоложе, и от радости сальто крутанул… Кстати, диплом по этой теме прекрасно защитил на биофаке пединститута. Сфотографировал и закольцевал птенца в гнезде. Много раз слышал об этом орле, но документальных подтверждений не было. Понял, что беркуты любят огромные моховые болота. Гнездятся на лесных островах и мысах. После этого нашел порядка 90% всех пар беркутов Беларуси. Кроме Витебской области, они больше нигде не живут, — Ивановскому действительно есть чем гордиться.

Самый крупный в стране пернатый хищник — орлан-белохвост: размах крыльев у самки 2,4 метра. Самец меньше.

Символом Белорусского Поозерья Владимир Ивановский считает скопу. Это хищная рыбоядная птица, очень красивая. Охотится на озерах и реках, где много рыбы. На верховых болотах гнездится на вершинах сосен — в глуши. Именно озера, леса и болота — бренд Витебщины.

Чтобы правильно построить гнездовье, нужно представить, что ты птица конкретного вида, поясняет Ивановский.

— Скопа живет на макушке дерева, у беркута гнездо в середине кроны, у черного аиста — внизу, на мощной боковой ветви, — рассказывает орнитолог.

Кстати, в Беларусь залетали и экзотические птицы: черный гриф и белоголовый сип. Они обессилели без пищи (питаются падалью) и были пойманы руками. Первый, отловленный охотниками, много лет жил в минском зоопарке.

Во время подъема к гнездам у орнитологов случаются и ЧП.

— Птицы самоотверженно защищают гнездо. Длиннохвостая неясыть, в частности, очень агрессивна. Когда первое ее гнездо нашел, голову, плечо и ногу когтями пробила. Слез с дерева весь в крови. Домой приехал, рука опухла, поднялась температура. Меня госпитализировали и 10 дней кололи антибиотики. Неясыть питается грызунами — переносчиками всякой заразы. На ее когтях была микрофауна, вот я и заразился, — объясняет Ивановский.

В следующий раз он надел шлем танкиста, телогрейку и очки горнолыжника.

— Так неясыть все равно пробила когтями шлем, очки разбила. Когда слез с дерева, борода была в смоле, пришлось потом ее остричь… В этот раз не заразился. Врач, а он охотник, объяснил, что в крови у меня после «птичьей прививки» выработались антитела. Ястреб-перепелятник также шрамы на голове оставил. Всякое бывало, — добавляет орнитолог.

Орнитологов мало

— Вместе с серьезными любителями в нашей стране примерно 30 орнитологов. Мы все друг друга знаем. Среди тех, кто изучает хищников, женщины — редкость. Зато они прекрасные специалисты по певчим. Лично знаю одну москвичку. Она имеет идеальный слух и по песне определяет любую птицу, — восхищается Ивановский.

Язык общения птиц — особая тема. Они по-разному предупреждают о приближении хищников. Вершина пения — брачные песни самцов.

Изучать птиц очень интересно, убежден Владимир Валентинович. Он рад знакомству со всеми, кто готов разделить эту страсть. Но среди белорусов и жителей других бывших республик Советского Союза таких немного, в отличие, например, от Великобритании, где незнание местных птиц считают дурным тоном. Ежегодно там издается много специальной литературы.

Иностранцы готовы сутки просидеть на дереве в белорусском болоте, чтобы сделать классный кадр. Например, запечатлеть птенцов гоголя, покидающих дуплянку. И Владимир Валентинович всегда слышит искренние слова восхищения и благодарности за то, что помог забраться на дерево, установить там засидку для фотосъемки.

На прощание он поделился секретом своего активного долголетия: «Надо любить свое дело, ходить по лесам и болотам, ценить красоту женщин».

Ссылка на основную публикацию